Наверх
Звёздная семейка - Коллекция DVD, CD, Книг, Сувениров Аллы Пугачевой

  
искать в найденном

Добавить в закладки

Сделать стартовой
Каталог

Случайные товары:

Скачать Online видео:

Переводчик/Translator
с на




Наша кнопка:

Коллекция DVD и CD Аллы Пугачевой
Код кнопки:

Продюсерский Центр ArtCreative Media

www.pugacheva-sale.ru

Среда, 22 октября 2003 г., 15:59:19

Вечерело. Алла Бо®исовна Пугачева стояла у окна своего дома в Истре и смотрела в темнеющую даль.
"Зима скоро..." - подумала Алла Бо®исовна, отошла от окна и села в старинное кресло возле камина. Зазвонил телефон.
- Алла, - сказала Алла Бо®исовна, сняв трубку.
- Зайка! - раздался в трубке радостный голос Филиппа Бедросовича Киркорова, - А это мы тут с Максимкой...
Алла Бо®исовна услышала в трубке глуповатый смех Максима Галкина.
- Когда домой собираешься? - сухо спросила Алла Бо®исовна у супруга.
- Ну, мы только начали, - протянул Филипп Бедросович, - Давай лучше ты к нам. А то Максимка скучает.
Алла Бо®исовна снова услышала хихиканье.
- Чтоб к полуночи был дома! - веско сказала Алла Бо®исовна, - Шляются там... И мальчика отвези к маме, чтобы не волновалась!
- Ну, зайка... - просительно сказал Филипп Бедросович, - Ну, пожалуйста...
- Никаких, пожалуйста! - отрубила Алла Бо®исовна, - Разгулялись... Работать надо, а не гулять. Отрабатывать. Сколько еще осталось?
- Семь концертов еще... - сказал Филипп Бедросович.
- Вот отработаешь, - сказала Алла Бо®исовна, - Тогда и будешь гулять. Тратить все горазды...
Алла Бо®исовна положила трубку и улыбнулась. Ей нравилось иногда проявлять строгость.

Четверг, 23 октября 2003 г., 15:05:13

Стоял один из последних осенних дней. Еще выглядывало солнце, но было уже прохладно. Алла Бо®исовна Пугачева, укутанная в оренбургский пуховый платок, притоптывала на углу возле Киевского вокзала. Перед ней стоял картонный ящик, на котором была установлена большая корзина с рассыпными чипсами.
- А вот чипсы, пробуйте чипсы, кому чипсы! - кричала Алла Бо®исовна, нарочно искажая голос. Ей не хотелось быть узнанной.
- А вот чипсы, подходи за чипсами, лучшие чипсы! - вместе со словами изо рта Аллы Бо®исовны вылетал пар.
Спешащие мимо люди с баулами не оборачивались. Стоящая слева от Аллы Бо®исовны тетка с жареными пирожками посматривала подозрительно. Молоденький постовой милиционер, похлопывая себя палкой по колену, стоял безучастно - Алла Бо®исовна перед трудовой вахтой заплатила ему двадцать долларов США.
Рядом с Аллой Бо®исовной остановился щуплый мужичок в драном пальто. Он запустил обе руки в корзину, набрал большую пригоршню чипсов и уткнулся в нее лицом.
- Чипсы как чипсы, - сказал мужичок, немного пожевав, и пошел дальше.
- Чипсы как чипсы, - повторила Алла Бо®исовна ему вслед, - Чипсы как чипсы... А, черт с ним, пусть будет чипсы как чипсы. Только в конце добавим, что вкусные.
Алла Бо®исовна подхватила корзину и поспешила к стоявшему неподалеку розовому автомобилю HUMMER длиной около двенадцати метров. Торговка пирожками удивленно посмотрела ей вслед.
Постовой милиционер отвернулся.

Пятница, 24 октября 2003 г., 16:04:18

Выпал первый снег. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в своей гостиной, грела ноги у камина и кушала чипсы. По телевизору показывали видеоклип певца Леонида Агутина, который в окружении оболтусов из группы "Отпетые мошенники" пел песню про службу в армии. Алла Бо®исовна не смотрела на экран - ей не нравились песни про армию. Она любила песни про суровую женскую долю.
Неожиданно в гостиную с шумом вошел Филипп Бедросович Киркоров. Он отряхивал длинную шубу от налипшего снега. Рядом с Филиппом Бедросовичем весело прыгал Максим Галкин. Максим забегал то справа, то слева от Филиппа Бедросовича и безудержно хихикал.
- Па-а-а-а-а-равоз умчицца! - пропел Филипп Бедросович, увидев по телевизору своего приятеля Леонида Агутина.
- Чипсы, чипсы! - закричал Максим Галкин и кинулся к журнальному столику, на котором стояла большое блюдо с чипсами. Алла Бо®исовна незлобно хлопнула Максима по рукам.
- Руки помой! - прикрикнула она на Максима и тот, обиженно надув губки, ускакал из гостиной.
Филипп Бедросович прямо в шубе упал в кресло и протянул ноги к огню.
- Чипсы? - спросил он и положил в рот пару пластинок, - Чипсы как чипсы...
- Ну, надо же чем-то зарабатывать, - угрюмо произнесла Алла Бо®исовна, - Пока некоторые с малолетками гуляют по телепередачам и мюзиклы провальные ставят...
- Опять завелась, - Филипп Бедросович посмотрел на супругу влюбленными глазами, - Вот раскручу Настю, а половину дохода - себе...
- Да кому она нужна, - пробурчала Алла Бо®исовна и посмотрела на супруга любящими глазами, - Рыжая...
- Так ты тоже... - промурлыкал Филипп Бедросович, приближая свое лицо к лицу любимой жены, - Рыжая...
- Так зачем же тебе две рыжие..., - прошептала Алла Бо®исовна, приближая свои губы к губам Филиппа Бедросовича.
Вдруг в гостиную с грохотом ворвался Максим Галкин. Его рубашка была залита водой, с рук срывались большие капли.
- Чипсы, чипсы! - кричал Максим, кидаясь к журнальному столику и зарываясь лицом в блюдо с чипсами.
Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович со вздохом отпрянули друг от друга и посмотрели на Максима.
Максим довольно урчал.

Понедельник, 27 октября 2003 г., 14:45:43

Снег шел всю ночь. К утру дороги занесло, а небо затянули серые тучи. Алла Бо®исовна Пугачева проснулась с легкой головной болью - накануне в Кремле закончились концерты Максима Галкина. Отчего болит голова, было неясно - то ли от дурацких шуток Максима, то ли от частушек, которые пела Алла Бо®исовна, то ли от магнитной бури и перепада давления.
Алла Бо®исовна прошла в столовую. Филипп Бедросович Киркоров уже завтракал.
- А где Максимка? - спросила Алла Бо®исовна у Филиппа Бедросовича.
- Понятия не имею, - ответил Филипп Бедросович, намазывая на свежевыпеченный хлеб черную икру, - После концерта сел в машину и куда-то умотал.
- Ты бы не отпускал его одного-то, - проворчала Алла Бо®исовна, - Он же ребенок совсем...
- Ребенок не ребенок, - промычал Филипп Бедросович, жуя бутерброд, - А на бентли ездит. У меня вот, между прочим, нет бентли.
- У тебя хаммер есть, - буркнула Алла Бо®исовна, наливая себе жасминовый чай.
- Это у тебя хаммер есть, - уточнил Филипп Бедросович, - Я тебе его подарил. А у меня ничего нет. Гол, как сокол.
- Как хохол, - пошутила Алла Бо®исовна, пододвигая к себе тарелку с круассанами, - У тебя Стоцкая есть.
- На Стоцкой не покатаешься, - сказал Филипп Бедросович, - Машину новую хочу.
- Чикаго свое сначала отработай, - ответила Алла Бо®исовна, - А там и машины покупать будешь.
Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович с интересом посмотрел на супругу.
- Галкин звонит, - прошептала Алла Бо®исовна, прикрыв рукой трубку, - Говорит, что заблудился, помощи просит.
Алла Бо®исовна включила громкую связь.
- Максимушка, - сказала в спикерфон Алла Бо®исовна, - Расскажи, что вокруг тебя?
- Стена красная все время, - раздался плаксивый голос Максима Галкина, - И башни со звездами.
- Так это же Кремль! - воскликнул Филипп Бедросович.
- А чего он не кончается? - протянул Максим, - Я всю ночь мимо него еду, а он все не кончается... У меня бензин заканчивается...
- Как это, не кончается? - удивился Филипп Бедросович, - Так ты, наверное, кругами вокруг него ездишь?
- Кругами? - вдруг захихикал Максим, - Какая веселая шутка! Смешно! Здорово! Я сделаю новую программу!
- О, нет... - прошептала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович многозначительно поднял брови.
- Художник работает, - тихо сказал он Алле Бо®исовне.

Вторник, 28 октября 2003 г., 18:48:53

Ударил первый легкий мороз. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в гостиной и вязала Максиму Галкину шерстяные носочки. Филипп Бедросович Киркоров смотрел телевизор. Максим Галкин и Анастасия Стоцкая в детской разгадывали кроссворд.
- Вот ведь, - задумчиво сказала Алла Бо®исовна, - Какая у них там жизнь веселая. Одного в тюрьму посадили, другие орут, третий их успокаивает... У одних джихад, у других Тузла какая-то... А мы? Сидим тут, вяжем...
- Не говори, - согласился с супругой Филипп Бедросович, - И главное, сажают-то все тех, кто тридцатку за концерт дает. А те, кто выше двадцати пяти не поднимается - все на свободе. Враги искусства...
Алла Бо®исовна понимающе вздохнула.
- Я первый угадал Баскова! - раздался из детской плаксивый голос Максима Галкина, - Первое слово дороже второго!
- Первое слово съела корова! - услышали Филипп Бедросович и Алла Бо®исовна девичий визг.
Филипп Бедросович сделал громче.
- Не поедем в этом году на выборах петь, - сказал Филипп Бедросович.
Алла Бо®исовна согласно кивнула и тихонько запела, - Первое слово дороже второго… - неплохой хит получится – подумала Алла Бо®исовна.

Среда, 29 октября 2003 г., 14:13:25

Снег только что растаял, во дворе стояла непролазная грязь, а высоко в небесах бушевала сильная магнитная буря. Алла Бо®исовна Пугачева ехала на велотренажере.
- Нас не догонят, - мурлыкала себе под нос Алла Бо®исовна, - Нас не догонят, нас не догонят, нас не догоняаааат..., - надо с Софой спеть эту песенку, - подумала Алла Бо®исовна…
Электронное табло показывало, что Алла Бо®исовна едет со скоростью восемнадцать километров в час.
- Мальчик-гей, мальчик-гей, - бормотала Алла Бо®исовна, - Будь со мной понаглей...
В коридоре возле тренажерной комнаты что-то металлически загремело. Алла Бо®исовна повернула голову в сторону двери.
- От стыда не красней, - продолжала Алла Бо®исовна, - Положи на друзей... и меня оты....
Дверь в тренажерную комнату с грохотом отворилась и прямо под ноги Алле Бо®исовне упал судорожно дергающийся Максим Галкин. На голове у Максима была надета оцинкованная ванна для купания младенцев, а на правой ноге болталась старая обгоревшая кастрюля. Максим беспомощно хныкал.
- Максимка?! - с тревогой в голосе спросила Алла Бо®исовна, прекращая упражнение, - Чего это ты? Не ушибся?
- Я в подвал лазал, - виновато сказал Максим, - Мне Филя сказал, что там гудок есть...
- Какой гудок? - удивилась Алла Бо®исовна.
- Ну такой, который гудит, - продолжал хныкать Максим, - С грушей на конце... А там темно и какие-то кастрюли... Я не виноват...
- Конечно же, ты не виноват, - ласково произнесла Алла Бо®исовна, - Это Филя виноват. Он пошутил. А гудок-то тебе зачем?
- На машинку хотел прикрутить... - протянул Максим.
- На какую машинку? - широко раскрыла глаза Алла Бо®исовна.
- На какую - на какую, - хныкал Максим, - На свою машинку...
- На бентли?! - поразилась Алла Бо®исовна, - Это тебя тоже Филя научил?
- Нет, - успокоившись, сказал Максим, снимая с головы ванну, - Это меня научил один продюсер. Сказал, что бентли у любого дурака есть. И чтобы отличаться, надо что-то о-ри-ги-наль-но-е сделать. Я вот подумал, что гудок - это о-ри-ги-наль-но будет. Нет?
- Оригинально, оригинально, - успокоила Алла Бо®исовна и со вздохом вышла из тренажерной комнаты. В прихожей перед зеркалом стоял Филипп Бедросович Киркоров в белом махровом халате и, старательно двигая губами, декламировал стихи:
- Слезы душат, мысли жить мешают, трудно слушать. Нет, не понимаю. Да, я знаю все твои секреты. Как ты терпишь твердые предметы... Все же знаю, это - безнадежно...
"У дураков мысли сходятся" - подумала Алла Бо®исовна, проходя в столовую.
Надо было готовить мужчинам завтрак.

Четверг, 30 октября 2003 г., 15:31:43

И словно бы снова началась весна. Таял снег, и с чистого голубого неба светило радостное солнце. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров ехали в гости к Борису Борисовичу Гребенщикову.
- Вот и Бореньке уже пятьдесят, - грустно сказала Алла Бо®исовна, глядя в окно.
Сидевший за рулем Филипп Бедросович хмыкнул.
Играющие на заднем сиденье Максим Галкин и Анастасия Стоцкая спорили, чья очередь выдвигать пепельницу.
- Уймитесь уже, наконец, - обернулась назад Алла Бо®исовна, - Сейчас с дядей Борей познакомимся.
- А кто это? - с любопытством спросил Максим Галкин.
Настя воспользовалась тем, что Максим отвлекся, и немедленно выдвинула пепельницу. Максим пихнул ее локтем в бок. Настя захныкала.
- Нельзя бить девочек, - назидательно сказала Алла Бо®исовна, - А то будешь потом, как Шульгин... никто тебя любить не будет...
- А кто такой Шульгин? - тут же спросил Максим.
- Рано тебе еще, - ответила Алла Бо®исовна, - Я тебе лучше про дядю Борю расскажу.
И она начала рассказывать. Как встретились на берегу реки Сестра Боря Гребенщиков и Толя Гуницкий. Как потом они украли Андрюшу Романова. Как присоединился к ним посланник Господа Севушка Гаккель. Как поехали ребята в грузинский город Гори, на родину товарища Сталина, и учинили там разнузданный дебош, а после этого стали уже великими и никогда больше не опускались на грешную землю.
Максим и Настя слушали раскрыв рты.
Алла Бо®исовна продолжала рассказывать - как поехал дядя Боря в далекую страну Америку, как поссорился там с белым негром Майклом Джексоном, как вернулся потом в матушку Россию и поехал-поплыл по великой реке Волге.
Настя, не останавливаясь, выдвигала и задвигала пепельницу. Максим хотел было пихнуть не локтем, но задумался и не стал.
Алла Бо®исовна рассказала, как дядя Боря поехал в далекую страну Непал и стал там христианским буддистом, как приносил на телевидение мандалы с махамудрою, как расширял сознание на раз. Как носил костюмы от Дольче и Габбана и носки от Гуччи, как заплел бороду в две косички и стал похож на старика Козлодоева.
- А кто это - Козлодоев? - спросил Максим.
- Это тебе тоже рано знать, - ответила Алла Бо®исовна, мельком взглянув на рыжую красавицу Настю.
- Приехали, - объявил Филипп Бедросович.
Розовый Хаммер стоял перед воротами в Резиденцию Бориса Борисовича. К машине подбежал лысый охранник в розовом сари.
- Любезный, - обратился к охраннику Филипп Бедросович, - Нам бы повидать хозяина. Приехали его поздравить.
- Нельзя сейчас, - тихо сказал охранник, - Занят он очень.
- Медитирует? - понимающе спросила Алла Бо®исовна.
- Нет, - ответил охранник, - Чай пьет.
- Чай пьет? - удивилась Алла Бо®исовна, у которой был высокий приоритет по питью чая со всеми жителями страны.
- С Борисом Грызловым, - виновато сказал охранник.
Алла Бо®исовна повернула удивленное лицо к Филиппу Бедросовичу.
- Борис Грызлов - кто это? - спросила она у Филиппа Бедросовича.
Филипп Бедросович пожал плечами.
- Может, авторитет, какой...- предположил Филипп Бедросович, - Они любят к Борису ездить. Мудрости набираться. По понятиям.
Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович прыснули от смеха.
Максим и Настя снова завозились на заднем сиденье.

Пятница, 31 октября 2003 г., 15:09:47

К Земле приближалась мощная магнитная буря. Алла Бо®исовна Пугачева сидела за белым роялем Steinway и разучивала новую песню.
- Прости, мальчишка, такие дела, - пела Алла Бо®исовна, пытаясь подобрать красивый аккомпанемент, - Прости, мальчишка, так фишка легла... Черт знает, что насочиняют!
Алла Бо®исовна хлопнула крышкой рояля, поставила на нее локти и обхватила ладонями голову.
- Ой, то не ветер ветку клонит, - запела она низким грудным голосом, - Не дубравушка шумит...
В залу с тревогой на лице заглянула телохранительница Аллы Бо®исовны Ольга.
- Че ты, матушка? - спросила она, сжимая кулаки.
Алла Бо®исовна только махнула рукой.
- Извела меня кручина, - пела Алла Бо®исовна, и голос ее набирал великую мощь, - Подколодная змея...
- Че, Машку, что ли опять вспомнили? - грубовато спросила Ольга.
Алла Бо®исовна перестала петь и вздохнула.
- Знаешь, Оля, - сказала она своей защитнице, - Как тяжела жизнь артиста. То это им сделай, то так им повернись, то этак...
- Зато рояль вон белый, - брякнула Ольга, - И Хаммер розовый. А у меня и велосипеда нету.
- Куплю я тебе велосипед, - снова махнула рукой Алла Бо®исовна, - Ты не понимаешь... Тепла хочется душевного.
- Водочки что ли принести? - спросила Ольга, - Так это я мигом... одна нога здесь, другая там.
- Дура ты, Оля, - буркнула Алла Бо®исовна, - Дура и есть.
- А нам, охранникам, мозги не положено, - ничуть не обиделась Ольга, - Нам мышцы положено. И микрофон в ухе. Так че, принести водочки-то?
- Неси уж... - согласилась Алла Бо®исовна, - Все равно все разъехались, бросили меня тут одну...
Телохранительница с готовностью поднялась и вышла из залы.

Понедельник, 3 ноября 2003 г., 15:27:57

На Москву опустился густой туман. Все пропиталось водой, и доллар снова чуть-чуть упал. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной и смотрели по телевизору телепередачу "Намедни".
- Ух, ты... - сказал Филипп Бедросович, тыча пальцем в экран, - Гля, дорогая, это же Галкин!
- Максимушка... - удивилась Алла Бо®исовна, - И сюда пролез. Ну надо же. Скоро его будет больше, чем рекламы.
Максим Галкин стоял совершенно один в пустой комнате, держал в руке блокнот и с шумом переворачивал на нем страницы.
- Вот так вот надо, - говорил Максим, дергая страницу, - И тут барабанная отбивка.
Раздавалась барабанная дробь.
- Попрошу прекратить истерику, - продолжал Максим, - Никакой торговли не будет!
- Дорогая, - спросил у Аллы Бо®исовны Филипп Бедросович, - А кого это он показывает? Кобзона, что ль?
- Не могу узнать, - пожала плечами Алла Бо®исовна, - Ему репетировать надо больше. Все на авось пытается сделать...
- Ви хэв Березовский, - обращался на экране Максим Галкин к переодетому женщиной артисту разговорного жанра Юрию Гальцеву.
- Ноу, - отвечал ему Юрий Гальцев, - Ви хэв Березовский!
- Ерунда какая-то, - пробормотал Филипп Бедросович, - Чего это Гальцев вырядился?
- Тут, наверное, что-то гомосексуальное, - предположила Алла Бо®исовна, - Взяли еще моду по-английски говорить... Ни черта не понятно...
- Я вот что, дорогая, - сказал Филипп Бедросович, - Я с ним серьезно поговорю сегодня. Ну что это, в самом деле... Федеральный телеканал, рейтинговая передача... А они себе позволяют такое...
- Совсем совесть потеряли, - согласилась Алла Бо®исовна, - Лапина на них нет.
Супруги горестно вздохнули.

Вторник, 4 ноября 2003 г., 13:07:38

Туман над Москвой сгущался все сильнее. Из окон уже нельзя было разглядеть дома напротив. А тут еще и доллар снова чуть-чуть упал. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в кресле у камина и читала роман модного писателя Пауло Кoэльо.
- Ну, до чего ж гадость, - бормотала Алла Бо®исовна, переворачивая страницу, - Жизнь утратила краски, и теперь, когда миновала юность, все пойдет к закату: неумолимыми знаками на лице все более явно будет проступать близкая старость, придут болезни... И зачем такое только печатают?
Алла Бо®исовна брезгливо бросила книжку в горящий камин и с грустью посмотрела, как пламя охватывает страницы.
"Песню, что ли, сочинить?" - подумала Алла Бо®исовна и подошла к белому роялу Steinway и сыновья. Алла Бо®исовна села за рояль, открыла крышку и положила руки на клавиши.
- Настанет день, когда и я исчезну, - запела она красивую песню, - С поверхности земли... Чё-то было уже такое, по-моему... Та-там та-там упало в эту бездну... Ну точно, было. Сама же и пела.
Алла Бо®исовна вздохнула и закрыла крышку рояля.
"Что-то меня все на грустные мысли пробивает" - подумала Алла Бо®исовна, - "Надо бы заняться фитнессом... или завести кошку..."
Алла Бо®исовна подошла к телефону, сняла трубку и набрала номер Максима Галкина.
- У аппарата, - ответил Максим голосом Иосифа Виссарионовича Сталина.
- Шуточки у тебя, - буркнула Алла Бо®исовна, - Ты когда приедешь уже?
- Ой, Алла, тут такие удивительные штучки! - закричал Максим своим обычным голосом, - Мне тут так нравится! Можно я еще побуду?
- Что еще за штучки? - не поняла Алла Бо®исовна, - Ты где вообще?
- Где? А я и не знаю... Погоди, сейчас спрошу, - Алла Бо®исовна услышала, как Максим Галкин к кому-то обратился, - Студия? Они говорят - это студия. Мы тут песню будем сейчас записывать. Я песню петь буду! На французском языке!
- Ты же не знаешь французского, - удивилась Алла Бо®исовна.
- А я и петь не умею, - радостно ответил Максим Галкин, - Но они сказали, что все будет... Тут такие штучки, они двигаются, так прикольно...
Максим хихикнул.
Алла Бо®исовна снова вздохнула и положила трубку.
"Даже туда меня не взяли..." - подумала она, с тоской глядя в затуманенное окно.

Среда, 5 ноября 2003 г., 17:15:59

Туман над Москвой немного рассеялся. Доллар снова немножко упал. По направлению к Земле двигались миллиарды тонн раскаленного газа, вырвавшиеся из Солнца. Алла Бо®исовна Пугачева смотрела новости по телевизору и переживала стресс.
- Алло, дайте мне академию наук! - нервным голосом говорила Алла Бо®исовна в телефонную трубку, - Кого-нибудь главного по Солнцу!
Ей дали известного академика-астронома.
- Скажите пожалуйста, - спросила Алла Бо®исовна, - А нельзя ли узнать поточнее, когда именно взорвется Солнце?
- Алла Бо®исовна, - отвечал известный академик-астроном, - В астрономии время измеряется миллионами лет. Вот с точностью до миллиона я могу вам сказать...
- Что ж это за точность? - сказала Алла Бо®исовна, - Мне надо с точностью до дня. В крайнем случае - до недели.
- Но зачем вам такая точность? - удивился академик.
- Ну как же... - ответила Алла Бо®исовна, - Надо же типа последний концерт организовать... А еще было бы здорово, если бы прямо во время исполнения финальной песни все взорвалось... Вы знаете, я же заканчивала ГИТИС... режиссер массовых мероприятий или что-то в этом роде...
- Алла Бо®исовна, - успокаивающим голосом сказал академик-астроном, - Уверяю вас, нет ни малейших причин для беспокойства. Вряд ли Солнце взорвется при нашей жизни. Оно еще совсем не старое.
- Это вы на что намекаете?! - грозно спросила Алла Бо®исовна, - На что это вы намекаете, а?!
- Ни на что, ни на что, уверяю вас... - бормотал растерянный академик, - Уверяю вас.... уверяю....
Алла Бо®исовна швырнула трубку.
- Уверяет он... - сказала она неизвестно кому, - Сами не могут определить по нормальному, когда что там у них взорвется, а все туда же... уверяет он... не старое... Хамло!!!
В дверь гостиной заглянула телохранительница Ольга.
- Матушка, может, водочки принеси? - робким басом спросила Ольга.
- Неси! - коротко сказала Алла Бо®исовна, - Кто знает - может, в последний раз...

 

Четверг, 6 ноября 2003 г., 12:16:15

Снова опустился туман. Доллар продолжал падать. К Земле приближался одинокий астероид. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в гостиной. Филипп Бедросович отгадывал кроссворд, Алла Бо®исовна читала прессу.
- Суперзвезда российской эстрады, восемь букв, - сказал Филипп Бедросович и вопросительно посмотрел на Аллу Бо®исовну.
- Ну Пугачева, понятное дело, - сказала Алла Бо®исовна, - Чё не пишешь-то?
- А я так думаю... - медленно произнес Филипп Бедросович, - Почему бы и не Киркоров, а?
- Да какая ты суперзвезда! - сказала Алла Бо®исовна, - Вот я - суперзвезда. А ты так, звездулька...
- Это я-то звездулька? - Филипп Бедросович повысил голос и отложил кроссворд, - Да я десять концертов в "России" отработал! Десять аншлагов! От звонка до звонка!
- Да я в "России" аншлаги собирала, когда ты еще детский сад ходил! - отвечала супругу Алла Бо®исовна, - Я все комсомольские стройки объездила и БАМ!
- Чего - БАМ? - передразнил Филипп Бедросович.
- А вот и того, БАМ, - ответила Алла Бо®исовна обиженным голосом, - Пугачеву пиши!
- Да пишу, пишу, - тоже обиженно сказал Филипп Бедросович и действительно стал писать.
Некоторое время в гостиной царила неловкая тишина.
- Вот еще писака этот, - недовольным голосом сказала Алла Бо®исовна, - Кононенко который... Вот как не возьму его статью - так обязательно гадость какая-нибудь про меня написана. Вот про концерт Максима Галкина: радостно прыгала и распевала частушки санитарного содержания. Ну не прыгала я! Я и не могу прыгать-то, мне лет-то сколько? Ну где они все это берут?
- Не волнуйся так, дорогая, - нежно отвечал Филипп Бедросович, - Мало их было на нашей памяти, писак этих... Вспомни Отарика...
- Отарик-кошмарик, - пробормотала Алла Бо®исовна, - И про санитарное содержание тоже... а какие частушки еще могут быть? Они же частушки, а не песни Игоря Крутого...
Алла Бо®исовна скомкала газету и швырнула ее в огонь камина. Газета вспыхнула и по лицу писаки Кононенко поползли быстрые черные пятна.
- Пойду, займусь фитнессом, - сказала Алла Бо®исовна, сладко потянулась и вышла их комнаты.
Филипп Бедросович тут же принялся что-то стирать и переправлять в кроссворде.

Пятница, 7 ноября 2003 г., 18:52:28

Наступило седьмое ноября. По Красной площади шагали ветераны, у памятника Ленину митинговали коммунисты, а доллар стоял. Алла Бо®исовна Пугачева читала мемуары своего друга Бориса Моисеева.
"Надо бы брать авторские за то, что они все про меня пишут", - подумала Алла Бо®исовна, - "Уже и Чикаго бы отбили, и дом новый справили..."
Алла Бо®исовна немедленно позвонила своему супругу Филиппу Бедросовичу Киркорову.
- Филя, - нежно сказала она, - У меня есть отличный бизнес-план!
- Ну наконец-то! - воскликнул Филипп Бедросович, - А я все думаю - когда же ты догадаешься!
- Догадалась вот, - отвечала Алла Бо®исовна, - Теперь разбогатеем, наконец.
- Я готов прямо сейчас приехать и обсудить, - сказал Филипп Бедросович, - Надо сразу же приниматься за дело!
- Давай, приезжай, - сказала Алла Бо®исовна, потирая руки, - Я пока чипсов наготовлю...
- Я вот как только ты чипсы придумала делать, - сказал Филипп Бедросович, - Так сразу и подумал - чего-то к ним не хватает!
- Чего это к ним не хватает? - удивилась Алла Бо®исовна.
- Ну как же... - растерялся Филипп Бедросович, - Ну, а бизнес-план как же?
- Чего - бизнес-план? - не поняла Алла Бо®исовна.
- Ну ты ведь хотела водку Пугачева выпускать, правда? - спросил Филипп Бедросович.
- Водку? - удивилась Алла Бо®исовна, - Да нет, я хотела авторские брать за упоминание моего имени...
- А как же водка?! - воскликнул Филипп Бедросович.
- Какая водка? - воскликнула в ответ Алла Бо®исовна.
- Ничего не понимаю... - пробормотал Филипп Бедросович и положил трубку.
Алла Бо®исовна с удивлением посмотрела на телефон.

Понедельник, 10 ноября 2003 г., 16:25:39

В Москве наступило полное затишье. Погода не менялась, не менялся и доллар. Алла Бо®исовна выехала в город, чтобы прогуляться по Красной площади. Алла Бо®исовна шла по брусчатке и смотрела на куранты, а за ней вилась стайка поклонниц в количестве около пятидесяти человек. Вдруг Алла Бо®исовна увидела, как с другой стороны площади движется другая стайка поклонниц, в количестве около семидесяти человек, но вот кого они окружали, видно не было. Алла Бо®исовна нахмурилась.
"Кто бы это мог быть?" – подумала она, - "Как-то народу много… Моисеев вряд ли – дам девки в основном… Кристинка, что ли?"
Алла Бо®исовна остановилась и стала всматриваться в приближающуюся толпу. В центре ее шел какой-то человек, и этот человек совершенно точно не был дочерью Аллы Бо®исовны Кристиной. Это был мужчина.
"Мужик все ж таки…" – продолжала размышлять Алла Бо®исовна, - "Но не Филя… Тот повыше будет. И не Галкин, тот дома в Лего играет…"
Мужчина был одет в курточку с капюшоном, темные очки, и нес в руке странную железную палку.
"Че это он с микрофонной стойкой по улицам шастает?" – удивилась Алла Бо®исовна и снова попыталась определить личность мужчины, - "Может, это спортсмен какой? Да нет, стойка ему тогда зачем… Дима Маликов? Да за ним не будут девчонки бегать,… Что ж это за наглец такой?"
Алла Бо®исовна решительно пошла наперерез конкурирующей компании. Увидев ее, окружавшие мужчину девочки остановились и удивленно раскрыли подведенные глазки. Мужчина же приветливо улыбнулся Алле Бо®исовне и, указывая на нее своей палкой, неожиданно сказал:
- What is your name, beautiful lady?
Алла Бо®исовна растерялась.
- Алла Бо®исовна, - пробормотала она в смущении.
- Robbie Williams, - гортанно ответил мужчина и протянул Алле Бо®исовне руку.
Алла Бо®исовна немного помедлила, но все же робко протянула в ответ свою руку. Мужчина пожал ее и пошел дальше. Алла Бо®исовна оглянулась и с удивлением увидела, что она стоит в середине Красной площади совершенно одна, а стайка поклонниц возле мужчины с палкой увеличилась чуть ли не в два раза.
"Нет, это точно не Маликов…" – подумала Алла Бо®исовна, - "Кто же это? Ничего не понимаю…"
И пошла по направлению к своей машине.

Вторник, 11 ноября 2003 г., 15:59:08

Над Москвой раскинулось ясное голубое небо. Приветливо светило необычное для ноября солнце, еле заметно падал доллар. Алла Бо®исовна Пугачева сидела за своим белым роялем и наигрывала что-то мелодичное.
- От тяжелой дороги и бессмысленных стрессов, - пела Алла Бо®исовна, - Полечи меня лугом, полечи меня лесом. Хм.… Полечи меня плугом, полечи меня чёсом.… Тоже нет.… Полечи меня гаком, полечи меня весом… Ерунда какая-то получается…
Алла Бо®исовна взяла стоящий на рояле стакан с кефиром и отпила из него.
- Чтобы камнем безвестным я не канула в вечность, - продолжила Алла Бо®исовна, - Полечи меня речкой, полечи меня небом.… А если так.… Полечи меня печкой, полечи меня нёбом.… Нет, не то снова… Полечи меня бочкой, полечи меня дубом… о, тут и смысл какой-то появляется… бочки делают из дуба как раз…
Алла Бо®исовна снова взяла стакан с кефиром и отпила из него.
- Водяные да леший, допустите до дружбы, - вдруг загорланила Алла Бо®исовна, долбя руками по клавишам слоновой кости, - Мне в конец ошалевшей только это и нужно! Мне в конец ошалевшей только это и нужно! Мне в конец ошалевшей только это и нужно! Мне в конец ошалевшей только это и нужно!
В дверь осторожно заглянула телохранительница Ольга.
- Матушка, - сказала Ольга, - Ты чего это раскричалась? Принести чего?
Алла Бо®исовна раздраженно махнула рукой и Ольга исчезла.
"Как же мне им объяснить, что мне нужен полный покой, когда я работаю!" – подумала Алла Бо®исовна, - "Это же искусство, я не абы что…"
Алла Бо®исовна снова взяла стакан и отпила кефиру.
Вдохновение куда-то исчезло.

Среда, 12 ноября 2003 г., 16:40:21

Небо снова затянули тучи, а доллар чуть подрос. Алла Бо®исовна Пугачева и ее старый друг Борис Моисеев сидели на лавочке во дворе и разговаривали.
- Слышал, Филька мне курточку, какую сделал? – рассказывала Алла Бо®исовна, - Черную, кожаную, расшитую драгоценными камнями.
- Везет тебе, - позавидовал Борис Моисеев, - У меня вот такого Фильки нет.
- Да ладно прибедняться, - сказала Алла Бо®исовна, - Есть ведь какой-нибудь наверняка.
- Ну, какой-нибудь, наверное, есть, - вздохнул Борис Моисеев, - Но так чтоб с драгоценными камнями.… Такого нет…
- Камни, говорит, много лет покупал в разных странах, - продолжала хвалиться Алла Бо®исовна, - Десять лет уже женаты мы… Кошмар какой… время летит…
- А помнишь, - вспоминал Борис Моисеев, - Как мы познакомились с тобой в ресторане?
- Разве в ресторане? – удивилась Алла Бо®исовна.
- А то где же? – сказал Борис Моисеев, - Вот уже и провалы в памяти начались.… Это было в ресторане…
- А в ресторане,… а в ресторане… - запела вдруг Алла Бо®исовна, - А там цыгане,… а там… кто там еще был-то?
- Понятия не имею, - сказал Борис Моисеев, - Я вообще мало песен знаю. Не запоминаю. Слово одно могу выучить – щелкунчик там, или голубая. А целое стихотворение не получается.
- Бедненький, - хихикнула Алла Бо®исовна, - Ладно, в дом пойдем, темнеет уже.
И они пошли в дом.

Четверг, 13 ноября 2003 г., 20:49:05

Стемнело. Москва осветилась разноцветными огнями. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров ехали в своем розовом "Хаммере" по проспекту Мира мимо спорткомплекса "Олимпийский".
- О! – сказал Филипп Бедросович, посмотрев на большой биллборд перед "Олимпийским", - Смотри-ка, ДДТ! Давай зайдем!
- Ну вот еще, - сказала Алла Бо®исовна, - А вдруг по морде схлопочешь?
- Это кто еще схлопочет, - выкатил грудь Филипп Бедросович, - Зуб, небось, вставил уже новый?
Алла Бо®исовна с беспокойством посмотрела на мужа.
- Может все же не надо? – с сомнением спросила она, - Там пятнадцать тысяч человек в зале…
- Нам не привыкать, - сказал Филипп Бедросович и решительно повернул руль.
Алла Бо®исовна с любовью и восхищением смотрела на храброго супруга.
Она не знала, что концерт ДДТ был вчера.

Пятница, 14 ноября 2003 г., 16:21:27

Москву накрыла серая сырость. Доллар немножко упал. Грустные люди медленно шли по улице Тверской – то ли на работу, то ли с работы, а то ли так, гуляли. Вниз, от Пушкинской площади к Кремлю, шли и Алла Бо®исовна Пугачева с Филиппом Бедросовичем Киркоровым. Для того чтобы их не узнали, Алла Бо®исовна приклеила бороду и усы и облачилась в овчинный тулуп. Филипп Бедросович Киркоров оделся девушкой. Не некотором отдалении сзади за ними ехал их двенадцатиметровый Хаммер, для конспирации замотанный в маскировочную сетку.
- Как ты думаешь, узнают нас или нет? – шепотом спросил Филипп Бедросович у Аллы Бо®исовны.
- Не узнают, - прошептала в ответ Алла Бо®исовна.
- Смотри, смотри, Лолита Милявская, - сказала вдруг какая-то девочка, указывая своей подружке на Филиппа Бедросовича.
- А с ней это кто? – отозвалась подружка, - Карл Маркс какой-то.
Алле Бо®исовне Пугачевой стало немного обидно, и она ускорила шаг.
- Вот скажи мне, - спросила Алла Бо®исовна у супруга, - Почему мы не можем, открыто по улицам ходить, а? Что за несправедливость…
- Да я не знаю, че ты вырядилась-то так, - ответил супруге Филипп Бедросович, - Я-то понятно, а вот ты могла бы и так ходить…
- Чего это понятно? – Алла Бо®исовна удивленно посмотрела на Филиппа Бедросовича.
- Ну, если я так просто по улице пойду, - ответил Филипп Бедросович, - То поклонники Шевчука могут на меня напасть. Они же дикие люди. Наверняка выбьют зуб,…
Алла Бо®исовна с опаской огляделась. Ей вдруг показалось, что все люди вокруг – поклонники Шевчука.
- Пойдем-ка в машину, - сказала Алла Бо®исовна и потянула Филиппа Бедросовича к Хаммеру.

Понедельник, 17 ноября 2003 г., 18:05:38

До чего же иногда противно бывает это вот еле заметное колебание курса доллара. И погода совершенно не меняется, только деревья покрылись тоненькой, нестойкой еще изморозью.
Алла Бо®исовна Пугачева слушала новый альбом группы "ВИА Гра".
- У-у-у, биология… - подпевала Алла Бо®исовна Вере, Надежде и Анне, - У-у-у, анатомия.… И почему у них все так здорово получается? Мне б таких песен кто написал.
Алла Бо®исовна взяла со стола телефон и набрала номер Валерия Меладзе.
- Алло, Валерочка? – спросила Алла Бо®исовна, - Валерочка, а как бы мне твоему братику песенку заказать, а?
- Э… Алла Бо®исовна… - растерялся Валерий Меладзе, - Ну… я не знаю… это, конечно, такая честь,… но Костя так занят…
- А ты ему возьми да скажи – одна, мол, примадонна, хотела бы спеть твою песню… - ласково сказала Алла Бо®исовна, - Так и скажи: одна, мол, примадонна.… Скажешь?
- Скажу, Алла Бо®исовна, - пообещал Валерий Меладзе, - Обязательно скажу.
- Скажи, скажи, - внушительно прошептала Алла Бо®исовна и положила трубку.
- Девушкам из высшего общества… - замурлыкала она себе под нос, - Трудно избежать одиночества…
За окном мягко хлопнула дверца дорогого автомобиля. Приехал Максим Галкин.

Вторник, 18 ноября 2003 г., 19:34:44

В Москве выпал второй снег и на дорогах образовались пробки. Доллар чуть подрос. Алла Бо®исовна Пугачева в вышитом переднике стояла на кухне и изобретала новый рецепт чипсов. В это время раздался звонок в дверь. Алла Бо®исовна, на ходу вытирая руки о передник, поспешила в прихожую и открыла.
В дом, отряхиваясь от снега, ввалился продюсер Иосиф Игоревич Пригожин.
- Ты не понимаешь! – закричал он с порога, - Валерия – это певица номер один! Это народная звезда! Она у меня будет получать самые высокие гонорары в стране! Я… Я.… Да я женюсь на ней!
- Опять двадцать пять, - пробормотала Алла Бо®исовна и поспешила на кухню, где шкворчало и стреляло в сковороде масло с приправами, - Если она номер один, то я тогда кто? Номер ноль, что ли?
- Ты вообще не считаешься! – не унимался Иосиф Игоревич, проходя за Аллой Бо®исовной на кухню, - Ты у нас примадонна, тебя считать вообще нельзя. Считать у нас можно только моих артистов. Валерия – номер один. Кристина – номер два. Авраамчик – номер три.
- Не стыдно тебе говорить при мне, что Кристина номер два? – Алла Бо®исовна посмотрела на Иосифа Игоревича с укоризной, - Может, ты и на ней жениться хочешь?
- Я… я… - Иосиф Игоревич дрожал от возбуждения, - Да я бы с радостью, но она же…
- Боишься, - констатировала Алла Бо®исовна, - Все вы такие. Понаобещаете с три короба, а потом в кусты…
- Что я обещал? – взвился Иосиф Игоревич, - Что я обещал? Я самый честный продюсер! Я всегда делаю то, что обещаю. Это тебе Шульгин, наверное, нашептал. Шульгин всех купил! Он всех в страхе держит!
- Кроме тебя, - пробурчала под нос Алла Бо®исовна.
- Я его не боюсь! – волновался Иосиф Игоревич, - Я никого не боюсь! Я Авраамчика от мафии спас!
- Соль подай, - сказала Алла Бо®исовна, указывая на стол.
Иосиф Игоревич взял солонку и передал Алле Бо®исовне.
- Да не переживай ты так, - сказала Алла Бо®исовна, - Че приходил-то?
- Я? – спросил Иосиф Игоревич, - Так это… это… не помню я… шел мимо, дай, думаю, зайду…
- Ну садись, чай будем пить, - сказала Алла Бо®исовна, доставая чашки.
Иосиф Игоревич судорожно пытался вспомнить, зачем же он пришел.

Среда, 19 ноября 2003 г., 21:14:25

На Москву опустилась зима. Центробанк с трудом спас доллар от сокрушительного падения. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной, и пили чай. Из детской доносились крики Максима Галкина и Анастасии Стоцкой.
- Слышала, Пригожин на Валерии женится? - сказал Филипп Бедросович, прихлебывая вкусный чай и заедая его чипсами.
- Ой, да достали уже с этой Валерией, - махнула рукой Алла Бо®исовна, - Ничего нового придумать не могут. Этот наш трюк со свадьбой кто только не повторял. Теперь и Иосиф туда же решил.… Вчера бегал тут все, кричал.… Натоптал полный коридор снега, нашел тоже девочку, подтирать тут за ним…
- Да уж, - подтвердил Филипп Бедросович, - Как ни крути, а ты у нас везде первопроходец. Гагарин, можно сказать.
Алла Бо®исовна показала Филиппу Бедросовичу язык. Филипп Бедросович показал язык в ответ.
- Гораздо интереснее другое, - сказала Алла Бо®исовна, - Вот Алсу с Джоном Бон Джови дуэт записала. С Энрике Иглесиасом. Теперь с Эминемом собирается. А я только с Максимкой и сподобилась.
В коридоре раздался дробный мерный топот. В дверях гостиной появился запыхавшийся Максим Галкин, который услышал из детской свое имя и примчался на зов. В детской захныкала Настя Стоцкая. Ей одной было скучно.
- Че прискакал? – спросил Филипп Бедросович у Максима Галкина, - Девочку там одну оставил. Иди, развлекай, у нас тут серьезные разговоры.
- На вот, чипсов возьми с собой, угости даму, - Алла Бо®исовна протянула Максиму миску с чипсами.
Максим Галкин взял миску, обиженно надул губки и убежал назад в детскую.
- Я знаю, с кем тебе надо записать дуэт, - сказал Филипп Бедросович.
- С кем? – заинтересованно спросила Алла Бо®исовна.
- Со мной, - важно сказал Филипп Бедросович.
- Тьфу! – сплюнула Алла Бо®исовна, - Еще чего придумай. С тобой. С Настькой своей пой, а мне звезда нужна поярче.
- Ага, - ерничал Филипп Бедросович, - Кобзон.
- Кобзон депутат, - ответила Алла Бо®исовна, - А я вне политики. Вот лучше бы…. Ну, скажем,… ну кто там у нас есть.… И не подберешь.… С Майклом Джексоном?
- Майкла Джексона в тюрьму посадят, - уверенно сказал Филипп Бедросович, - Как Ходорковского.
- Сплюнь, - сказала Алла Бо®исовна с упреком.
- Я сам видел по телевизору, - ответил Филипп Бедросович, - Насчет мальчиков маленьких там опять что-то.
Алла Бо®исовна задумчиво посмотрела на супруга, а потом в сторону детской.

Четверг, 20 ноября 2003 г., 18:22:53

На улице стоял легкий морозец. Доллар чуть подрос, а в Стамбуле убили английского консула. Алла Бо®исовна сидела дома и вышивала гладью, как вдруг раздался телефонный звонок.
Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказала она.
- Дорогая, - раздался в трубке голос Филиппа Бедросовича Киркорова, - Я попал в автомобильную катастрофу.
Алла Бо®исовна ахнула и выронила трубку из рук.
- Ты только не волнуйся, - доносился из трубки далекий голос Филиппа Бедросовича, - Со мной все в порядке. Пара шишек, а дядя Хари сломал руку.
- Час от часу не легче… - сказала Алла Бо®исовна, снова взяв трубку, - Хоть не отпускай никуда.… Давай домой немедленно!
- Алла, но я не могу сейчас, - ответил Филипп Бедросович, - У меня еще концерты…
- Ничего, не сломаются, - сказала Алла Бо®исовна, - По телевизору посмотрят. Надо тебе вообще двойника завести. Почему никто не ездит вместо тебя? Вон вместо Верки Сердючки, сколько народу ездит.
- Потому что я очень высокий, - ответил Филипп Бедросович, - Нету таких высоких больше.
- Никто не знает, что ты высокий, - ответила Алла Бо®исовна, - Я сейчас же позвоню Галкину, пусть поищет тебе двойника среди своих.… А ты чтоб немедленно домой!
- Но… - начал, было, Филипп Бедросович.
- Никаких но! – строго ответила Алла Бо®исовна, - Вот останусь одна – на что жить буду?
Алла Бо®исовна положила трубку и вернулась к вышиванию, но работа не клеилась.
Алла Бо®исовна волновалась.

Пятница, 21 ноября 2003 г., 16:48:59

С утра шел снег. Корреспондент газеты "Аргументы и Факты" Владимир Полупанов сидел на кухне у Аллы Бо®исовны Пугачевой, пил чай и брал интервью.
- Алла Бо®исовна, - говорил Полупанов, - Меня всюду преследует мадам Брошкина. Я как засну – она тут как тут. Прыгает и кричит: а я такая, растакая… Невозможно заниматься…
- А меня кошка преследует, - призналась Алла Бо®исовна, - Уже не знаю, куда от нее деваться.
- Какая кошка? – не понял Полупанов.
- Ну вот эта, - сказала Алла Бо®исовна, прошла к роялю и ударила по клавишам, - Когда я стану кошкой, на-на на-на, когда я стану кошкой, на-на на-на… так достала, сил нет… думала уже собаку завести…
- Кто ж это все крутит-то? – задумчиво сказал Полупанов, прихлебывая чай и закусывая его чипсами.
- А так думаю, - сказала Алла Бо®исовна, - Что это все агенты влияния.
- Кто?! – аж поперхнулся Полупанов.
- Агенты влияния, - прошептала Алла Бо®исовна, зачем-то оглядываясь на окно, - Эмтивишники всякие… Они специально кормят население всей этой гадостью, а хорошие песни зажимают.… Потом, когда народ поднимется, они им Эминема подсунут.
- Эминема?! – в ужасе переспросил Полупанов.
- Вот увидишь, - тихо, но уверенно сказала Алла Бо®исовна, - Они и мне подсунули тоже…
- Что? – так же тихо спросил Полупанов.
- Кого, а не что, - прошептала Алла Бо®исовна, вплотную приблизившись к журналисту, - Фильку, понятное дело…
- Да вы что?! – потрясенно шептал Полупанов, - Он же муж ваш!
- Так я его перевоспитала, - уже почти знаками показывала Алла Бо®исовна, - Так он петь стал нормально. Иногда только прорубает его на старое.… Вот с Машкой спел, Шевчуку зуб зачем-то выбил.… Но я стараюсь, держу его в рамках. Но я одна, а их целая Америка…
Ошарашенный Полупанов молчал. Алла Бо®исовна махнула рукой. В дверь кухни заглянула телохранительница Аллы Бо®исовны Ольга.
- Матушка, - сказала Ольга, - Чего это вы тут делаете?
- Действительно, чего это мы… - обычным голосом сказала Алла Бо®исовна, отодвигаясь от Полупанова, - Забудь, что я тебе тут говорила. Мне еще в этой стране жить…
Журналист ничего не ответил.

Понедельник, 24 ноября 2003 г., 15:48:34

Все завалило снегом и затянуло туманом. В Грузии произошла революция. В Беляево сгорело общежитие. Алла Бо®исовна Пугачева читала утреннюю прессу и пребывала в состоянии сильнейшего душевного раздражения.
- Валерия выходит замуж, - бормотала Алла Бо®исовна, перелистывая шуршащие страницы, - Валерия выходит замуж, Валерия то, Валерия это, девочкой своею ты меня назови, как же она уже надоела-то мне!
Алла Бо®исовна скомкала газеты и швырнула их в камин. Потом схватила телефон и позвонила своему супругу Филиппу Бедросовичу Киркорову.
- Филя! – капризным голосом казала Алла Бо®исовна, - Это уже ни в какие ворота не лезет! Везде пишут про одну Валерию, как будто кроме нее никого другого и нет!
- Не волнуйся, дорогая, - успокаивающим голосом сказал Филипп Бедросович, - Ведь раньше то же самое писали про тебя.
- Но ведь то была правда! – возмущенно воскликнула Алла Бо®исовна, - А кто такая эта Валерия? Нет, ты мне скажи, кто она такая, эта Валерия? Я заберу у Пригожина дочь! Это же невозможно уже!
- Дорогая, ты напрасно так переживаешь, - продолжал успокаивать Аллу Бо®исовну Филипп Бедросович, - Иосифу просто надо продать альбом. Да и концерты скоро, надо билеты продать.
- Может, разведемся? – предложила вдруг Алла Бо®исовна.
- Как это? – опешил Филипп Бедросович, - Зачем?!
- Ну, все писать будут, - рассуждала Алла Бо®исовна, - А потом снова поженимся. Через годик.
- А другого ничего нельзя сделать? – спросил Филипп Бедросович.
- Другого? – переспросила Алла Бо®исовна, - Сейчас посмотрим.
Она взяла очередную газету из стопки и развернула ее.
"Валерия ждет ребенка" – было написано большими буквами на первой полосе.
- Ну, нет, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Нет, ничего другого нельзя сделать.
Филипп Бедросович на другом конце провода надолго задумался.

Вторник, 25 ноября 2003 г., 17:08:01

Туман стал еще плотнее. Вся Москва покрылась льдом. Алла Бо®исовна Пугачева решила записать новый альбом.
- Я назову его "И исчезнет грусть", - рассказывала она Максиму Галкину, который строил из кубиков макет Главного здания МГУ, - Пора уже. Публика заждалась.
- А мне дашь попеть? – спросил Максим Галкин, поднимая голову на Аллу Бо®исовну.
- Да мне не жалко, - ответила Алла Бо®исовна, - Пой, сколько хочешь. Только ведь потом все эти газетчики снова напишут, что я с маленькими мальчиками заигрываю, а ты к звезде подмазываешься.
- Напишут, - повторил Максим Галкин, - А и пусть пишут. Ведь это же правда.
- Что, правда? - удивилась Алла Бо®исовна, - Что я с тобой заигрываю?
- Нет, - ответил Максим Галкин, - Что я к звезде подмазываюсь.
Алла Бо®исовна потрясенно посмотрела на Максима Галкина.
- Ты сначала научись за собой кубики убирать, - строго сказала она, - А потом уже будешь думать о том, как к кому подмазываться.
Максим пожал плечами и продолжил строительство. Алла Бо®исовна встала и подошла к окну.
- Бананы-кокосы, - напевала она себе под нос, - Апельсиновый рай.… Стоит, только захотеть…
Неожиданно раздался дверной звонок. Алла Бо®исовна вздрогнула.
- Настька пришла! – закричал Максим и бросился из комнаты в прихожую, открывать.
Алла Бо®исовна посмотрела ему вслед и покачала головой.

Среда, 26 ноября 2003 г., 19:00:11

Туман, казалось, уже никогда не пройдет. Алла Бо®исовна брела в этом тумане, не разбирая дороги, и обдумывала новый альбом. Неожиданно ее остановил какой-то человек.
- Ну, ты это... - несвязно сказал человек, - Дай, что ли, рубль там или еще чего.
Алла Бо®исовна с удивлением посмотрела на человека - она никогда не носила с собой денег, они ей были просто не нужны.
- Нету у меня рубля, - ответила Алла Бо®исовна.
- А че есть? - нервно сказал человек и дохнул на Аллу Бо®исовну каким-то забытым запахом.
- Ничего нету, - ответила Алла Бо®исовна, - Одна я, гуляю.
- И че делать? - неуверенно спросил человек, - Надо же че-то делать, правильно?
- Ну, хочешь, - сказала Алла Бо®исовна, - Я тебе спою. Вот прямо тут.
Человек усмехнулся.
- Во дура, - сказал он, - Спеть я тебе и сам могу. А потом-то чего?
Алла Бо®исовна потрясенно смотрела на человека. Она не знала, что ему ответить.

Пятница, 28 ноября 2003 г., 17:15:08

Небо над Москвой прояснилось. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров встали очень поздно, а теперь бесцельно бродили по своему дому, натыкаясь на мебель и издавая сдавленные стоны.
- Такое ощущение, что вчерашнего дня вообще не было, - сказала Алла Бо®исовна, заваривая себе чаю, - Ничего не помню.
- Ничего себе не было, - ответил Филипп Бедросович, прикладывая ко лбу грелку, наполненную льдом, - Если бы не было, мы б сейчас не помирали тут.… Сколько раз я себе говорил, что не надо водку мешать с портвейном…
- Портвейн был? – удивленно спросила Алла Бо®исовна, - А я и не видела…
- Пятьдесят третьего года, - ответил Филипп Бедросович, - Боре какой-то олигарх подарил. Ну, мы с ним на лестницу пошли и выпили.
- С олигархом? – удивилась Алла Бо®исовна.
- С каким олигархом? – не понял Филипп Бедросович.
- Ну, который портвейн подарил, - пояснила Алла Бо®исовна, морщась от головной боли.
- Да нет, причем тут олигарх, - пробормотал Филипп Бедросович, - С Борей и пошли.… Пятьдесят лет портвейну, прикинь… Я думал, он выдохся уже весь. Ан нет,… не выдохся, как оказалось…
- А меня не позвали… - грустно сказала Алла Бо®исовна.
- Извини, - пробормотал Филипп Бедросович, - Не до тебя было…
Филипп Бедросович встал и быстро пошел в сторону уборной. Алла Бо®исовна покачала головой ему вслед.
Вдруг раздался звонок в дверь. Алла Бо®исовна с трудом дошла до прихожей и отворила. На пороге стоял довольный и свежий Максим Галкин.
- Алла, я приехал! – радостно воскликнул Максим, - А чипсы остались?!
- Не кричи так, - Алла Бо®исовна сделала слабое движение рукой, - Мы тут с Филей еле ходим, какие еще чипсы…
- А что с вами? – с тревогой в голосе спросил Максим.
- На день рождения ходили, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Лучше б он вообще не рождался…
- Кто? – удивленно спросил Максим.
- Боря, - ответила Алла Бо®исовна.
- Моисеев? – спросил Максим.
- Гребенщиков, - ответила Алла Бо®исовна и пошла вглубь дома.

Понедельник, 1 декабря 2003 г., 18:33:51

На разрисованных райскими цветами тарелках с черной широкой каймой лежала тонкими ломтиками нарезанная семга, маринованные угри. На тяжелой доске кусок сыра со слезой, и в серебряной кадушке, обложенной снегом, - икра. Меж тарелками несколько тоненьких рюмочек и три хрустальных графинчика с разноцветными водками. Все эти предметы помещались на маленьком мраморном столике, уютно присоединившемся к громадному резного дуба буфету, изрыгающему пучки стеклянного и серебряного света. Посреди комнаты – тяжелый, как гробница, стол, накрытый белой скатертью, а не ней два прибора, салфетки, свернутые в виде папских тиар, и три темных бутылки.
Алла Бо®исовна внесла серебряное крытое блюдо, в котором что-то шкворчало. Запах от блюда шел такой, что рот немедленно наполнялся жидкой слюной.
- Сюда их, - хищно скомандовал Филипп Бедросович, - Юрий Юлианович, умоляю вас, оставьте икру в покое. И если хотите послушаться доброго совета: налейте не английской, а обыкновенной русской водки.
Красавец Юрий Шевчук в приличном черном костюме передернул плечами, вежливо ухмыльнулся и налил прозрачной.
- Чеченская? – осведомился он.
- Бог с вами, голубчик, - отозвался хозяин, - Это спирт. Алла Бо®исовна сама отлично готовит водку.
- Не скажите, Филипп Бедросович, все утверждают, что очень приличная. Тридцать градусов.
- А водка должна быть сорок градусов, а не тридцать, это во-первых, а во-вторых, - бог их знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать – что им придет в голову?
- Все, что угодно, - уверенно молвил Юрий Юлианович.
- И я того же мнения, - добавил Филипп Бедросович и вышвырнул одним комком содержимое рюмки себе в горло, - …Мм… Юрий Юлианович, умоляю вас, мгновенно эту штучку, и если вы скажете, что это… Я ваш кровный враг на всю жизнь. У-у-а, ты не видишь меня, я не вижу тебя…
Сам он с этими словами подцепил на лапчатую серебряную вилку что-то похожее на маленький темный хлебик. Юрий Юлианович последовал его примеру. Глаза Филиппа Бедросовича засветились.
- Это плохо? – жуя, спрашивал Филипп Бедросович, - Плохо? Вы ответьте, уважаемый.
- Это бесподобно, - искренно ответил Шевчук.
- Еще бы.… Заметьте, Юрий Юлианович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные прокурорами олигархи. Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими. А из горячих московских закусок – это первая. Когда-то их великолепно приготовляли в "Славянском базаре".
Засим от тарелок поднимался пахнущий раками пар, а Филипп Бедросович, заложив хвост тугой салфетки за воротничок, проповедовал.
- Еда, Юрий Юлианович, штука хитрая. Есть нужно уметь, а представьте себе – большинство людей вовсе есть не умеют. Нежно не только знать, что съесть, но и когда, и как. (Филипп Бедросович многозначительно потряс ложкой). И что при этом говорить. Да-с. Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет – не говорите за обедом о политике и о музыке. И – боже вас сохрани – не слушайте до обеда русского рока.
- Гм.… Да ведь другого-то нет.
- Вот никакого и не слушайте. Вы знаете, я произвел тридцать наблюдений у себя на концертах. И что же вы думаете? Зрители, не слушающие рока, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял слушать "Арию" – теряли в весе.
- Гм… - с интересом отозвался Юрий Юлианович, розовея от супа и вина.
- Мало этого. Пониженная покупательная способность, скверный аппетит, угнетенное состояние духа.
- Вот черт…
- Да-с. Впрочем, что же это я? Сам же заговорил о музыке.

Вторник, 2 декабря 2003 г., 17:00:03

Над Москвой рассеялся туман, ударил легкий морозец, и деревья украсились красивыми белыми узорами. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров совершали лыжную прогулку по замершему сказочному лесу. Стояла полная тишина, лишь иногда раздавались чириканья птиц, да шелестели по снегу лыжи.
- Ну, слава богу, зима пришла, - выдохнула паром Алла Бо®исовна, - Так уже надоела вся эта грязь…
- Да уж, - ответил Филипп Бедросович, а потом пропел: Слепили бабу на морозе, руки, ноги, голова, она стоит в нелепой позе…
Вдруг Филипп Бедросович прекратил петь и уставился куда-то вглубь леса. Алла Бо®исовна обернулась.
- Глянь, - прошептал Филипп Бедросович, указывая рукой куда-то в сторону. Алла Бо®исовна посмотрела. Сквозь лет, утопая в снегу и пробираясь между деревьями брели два человека неопределенного пола и возраста. В нескольких метрах сзади за ними следовала небольшая съемочная группа: оператор нес камеру, а суетливый ассистент разговаривал с кем-то по мобильному телефону.
- Че это? – удивленно спросила Алла Бо®исовна.
- Не знаю, - тихо ответил Филипп Бедросович.
Люди между тем вышли из леса и направились прямо к лыжникам.
- Ду ю спик инглиш? – простонал один из них, протягивая к Филиппу Бедросовичу руки, - Шпрехен зе дойч?
- Чё это они? – прошептала Алла Бо®исовна, - Может, им надо чего?
- Мы польские студенты, - прохрипел второй человек, - Оказались тут без денег и еды… Дайте два евро…
- Или купите бутылки! – снова простонал первый человек, неожиданно оказавшийся девушкой, - Мы художники, расписываем бутылки… Шесть евро за три бутылки!
- Сумасшедшие какие-то, - пробормотал Филипп Бедросович. Алла Бо®исовна испуганно молчала.
За просителями подтянулась и съемочная группа.
- Ну, ни фига себе! – вскричал суетливый ассистент в свой мобильный телефон, - У нас тут не поверите кто! Я сам не верю! Пугачева и этот… как его… Киркоров! Круто! Это рейтинг! Двадцать восемь! Нет, двадцать девять будет!
- Дайте евро! – еле слышно говорила девушка, похожая на заключенного концлагеря, - Или покурить.… Хотя бы покурить…
- Может, пойдем отсюда? – тихо спросил супругу Филипп Бедросович.
- Да пожалуй, - так же тихо ответила Алла Бо®исовна.
Они медленно двинулись прочь.
- Стойте, стойте, - закричал вдруг суетливый ассистент, - Куда же вы! Если у вас нет евро, я дам вам, а вы дадите им, у нас же шоу!
- Какое еще шоу? – спросил Филипп Бедросович у суетливого.
- Голод, - прокричал суетливый. Оборванные люди упали в снег и не двигались. Ассистент подскочил к ним и стал расталкивать ногами, - Вставайте, вставайте, работать пора, у нас же контракт!
Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович ускорили шаг.

Среда, 3 декабря 2003 г., 14:33:34

Зима в Москве вступала в свои права. Алла Бо®исовна Пугачева занималась на велотренажере, как вдруг зазвонил телефон.
- Алла, - коротко сказала Алла Бо®исовна, взяв трубку.
- Алла Бо®исовна, - раздался в трубке вкрадчивый голос, - Это Костя Эрнст звонит, здравствуйте.
- Здравствуйте, здравствуйте, - прохладно произнесла Алла Бо®исовна, - И когда же это мы перестанем?
- Чего перестанем? – удивленно спросил Константин Львович.
- Чего-чего, - передразнила Алла Бо®исовна, - Валерию во все дырки тыкать, вот чего. Как ни включу – Валерия. Тут Валерия, там Валерия, везде эта Валерия! Я уж и смотреть перестала ваш канал-то…
- Так я ведь как раз и звоню, - извинительно сказал Константин Львович, - Чтобы предложить вам…
- Первое место в Золотом Граммофоне, - закончила Алла Бо®исовна, - Я подумаю.
- Нет, ну что вы, - испугался Константин Львович, - Там ведь у нас все по честному… Люди голосуют.
- Ага, конечно, - иронизировала Алла Бо®исовна, - Как на выборах.
- Как на выборах, - подтвердил Константин Львович, - Голосуй, что называется, сердцем.… Впрочем, что же это я? Я ведь совсем по-другому поводу звоню.
- По-другому? – удивилась Алла Бо®исовна, - Это, по какому же?
- Вы не согласились бы провести голубой огонек? – спросил Константин Львович, - Я расскажу вам сценарий.
- Рассказывайте, - зевнула Алла Бо®исовна.
- Вы будете вроде как невеста, - начал Константин Львович, - А вас будут добиваться разные люди.
- Кто, например? – заинтересовалась Алла Бо®исовна.
- Ну, например, Николай Николаевич Дроздов, - ответил Константин Львович.
- Это еще кто? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Это такой популярный очень человек, - ответил Константин Львович, - С острова.
- С острова? – насторожилась Алла Бо®исовна, - Ну ладно, а еще кто?
- Якубович там, Малахов, Пельш, - перечислял Константин Львович.
- Филя, - продолжила Алла Бо®исовна.
- Филипп Бедросович обязательно! – подтвердил Константин Львович.
- А Максимка? – спросила Алла Бо®исовна.
- Алла Бо®исовна, - серьезным голосом сказал Константин Львович, - Мы бы с радостью. Но он так… простите, он так достал уже!
- Понимаю, - пробормотала Алла Бо®исовна, - А что насчет моей доли?
- Я немедленно пришлю к вам нашего юриста, - заверил Константин Львович.
- Ну давайте, - согласилась Алла Бо®исовна, - Присылайте.
И положила трубку.
- Я буду вместо, вместо, вместо нее, - напевала Алла Бо®исовна, снова усаживаясь на велотренажер, - Твоя невеста, честно, честная ё…

Четверг, 4 декабря 2003 г., 21:01:30

- Когда меня ты позовешь, - пела Алла Бо®исовна, вытирая пыль в гостиной, - Боюсь, тебя я не услышу… Чего-то там еще такое… все тот же запевала дожжь…
Алла Бо®исовна протерла высокие напольные часы с портретом Леонида Ильича Брежнева на диске маятника, и перешла к полкам с наградами. Тут были призы с различных конкурсов, золотые и платиновые диски, усыпанные брильянтами микрофоны и фотографии с автографами Мадонны и Майкла Джексона. В центре полки, на особом бархатном коврике под хрустальным колпаком сиял выбитый в честном бою зуб Юрия Шевчука. Алла Бо®исовна посмотрела на зуб и с нежностью подумала о своем муже, Филиппе Бедросовиче Киркорове.
- Алла, Алла! – в залу с шумом и грохотом ворвался Максим Галкин, одетый в военную форму с маршальскими погонами, - Посмотри, я похож на главнокомандующего?
- На пугало огородное ты похож, - сказала Алла Бо®исовна, - Где ты эту форму взял-то?
- В музее, - похвастался Максим, по очереди подавая вперед плечи и рассматривая звезды на погонах.
- В каком еще музее? – спросила Алла Бо®исовна.
- В историческом, - похвалился Максим, - Мне сказали, что это мундир какого-то товарища Жукова.
- Жукова? – удивилась Алла Бо®исовна, - Кто ж тебе дал мундир самого Жукова? Зачем?
- Я же Максим Галкин, - радостно сказал Максим Галкин, - Мне же нельзя отказать.
- Врешь, - сказала Алла Бо®исовна, пристально глядя в глаза Максиму, - Признавайся, опять голосом Путина звонил?
- Ну, звонил, - пробурчал Максим, опуская глаза, - А что, нельзя?
- Позвонил голосом Путина и потребовал, чтобы привезли мундир Жукова на дачу к Пугачевой, да? – обреченно спросила Алла Бо®исовна.
- Ну да, - тихо ответил Максим Галкин, а потом капризно заверещал, - А чё такого-то? Я же не испорчу! Я даже не курю! Верну в целости и сохранности! Мне для спектакля надо!
- Немедленно отправь назад, - прошипела Алла Бо®исовна, - А то на неделю оставлю без чипсов.
- Ну ладно, ладно, - обиделся Максим Галкин и вышел из гостиной прочь.
"Как дети малые" – подумала Алла Бо®исовна, возвращаясь к вытиранию пыли.

Пятница, 5 декабря 2003 г., 15:39:00

В Москве бушевала метель. В Ессентуках взорвали электричку. Алла Бо®исовна Пугачева разговаривала по телефону со своей дочерью Кристиной Орбакайте.
- Ты не понимаешь, - кричала Алла Бо®исовна в телефонную трубку, - Нас убирают по одному!
- Ну что за бред, мама? – спокойным голосом спрашивала Кристина, - Кто кого убирает? Зачем?
- Я не знаю, зачем, - волновалась Алла Бо®исовна, - Но сомнений быть не может! У Филиппа коньюктивит! А Губина аллергия на воду вдруг открылась! У Пенкина серьезная простуда! Даже у этой девочки, Глюкозы, острый отит!
- Ну и что? – спросила Кристина, - Зима на дворе, все болеют.
- А Тату? – всхлипывала Алла Бо®исовна, - А Тату?!
- А что такое с Тату? – спросила Кристина.
- Тату падают в обмороки! – снова кричала Алла Бо®исовна, - А они не в Москве, они в Японии!
- Ну, это понятно, - пробормотала Кристина, - Они после одной песни в обморок падают. А после целого концерта, наверное, вообще помрут…
- Ты все шутишь, - не унималась Алла Бо®исовна, - А вот Пригожин вообще в реанимации!
- Господи! – опешила Кристина, - С этим-то еще что случилось? Валерия утюгом прибила?
- Да причем тут Валерия! – вспылила Алла Бо®исовна, - Помешались все на этой Валерии! С коленкой у него там что-то. С палочкой ходит.
- С коленкой в реанимации? – удивилась Кристина, - Умеют же люди красиво жить….
Алла Бо®исовна в сердцах бросила трубку.
- Никто мне не верит, - бормотала она, воздев глаза к потолку, - Ведь очевидно же, что нас убирают по одному! Мы кому-то мешаем!

Понедельник, 8 декабря 2003 г., 15:57:09

За окнами стонала вьюга. В камине весело и уютно потрескивали дрова. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной и поминали Джона Леннона.
- Ну, за битлов! – Филипп Бедросович поднял стопку. Выпили не чокаясь. Закусили чипсами.
- Хороший был парень, - сказала Алла Бо®исовна, - Так и не познакомились…
- Слышала, выборы вчера были? – спросил Филипп Бедросович у супруги, - Я сегодня в новостях видел.
- Да ну их, - махнула рукой Алла Бо®исовна, - Выбирают все, выбирают.… Нет, чтоб нормально подумать и выбрать один раз и навсегда…
- Вот и я так думаю, - согласился Филипп Бедросович, - А может, им не тех предлагают?
- Может и не тех, - сказала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович внимательно посмотрел на супругу. Алла Бо®исовна внимательно посмотрела на мужа.
- Даже и не думай, - прошептала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович продолжал на нее смотреть.
- А почему нет? – медленно сказал Филипп Бедросович, - Будем в Кремле жить.… Как Ленин.… Там, говорят, залы красивые…
- Нет, нет, - замахала руками Алла Бо®исовна, - Я уже старая для таких экспериментов. Да и не пристало мне, солидной взрослой женщине, скакать по теледебатам всем этим. Нет, я не пойду.
- Жаль, - сказал Филипп Бедросович, - Было бы интересно. Я бы был первый… как это сказать-то? Первый муж? Ерунда какая-то…
В гостиную с шумом и грохотом ворвался Максим Галкин. За ним на веревке тащилась небольшая модель автомобиля Бентли, сделанная из розового золота.
- Др-др-др-др-др, - изображал Максим звук мотора Бентли, - Освободите проезжую часть!
- Здрассьте, - сказала Алла Бо®исовна, нежно глядя на Максима.
- Сделан еще один шаг в укреплении демократии в Российской Федерации, - произнес вдруг Максим Галкин голосом Владимира Владимировича™ Путина.
Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович переглянулись.
- Кстати, - пробормотал Филипп Бедросович.
- Максимушка, - сказала Алла Бо®исовна, - А скажи, пожалуйста, сколько тебе лет будет в две тысячи восьмом году?
Максим задумался.

Среда, 10 декабря 2003 г., 17:06:01

В Москве установилась красивая новогодняя погода. Филипп Бедросович приехал домой с выступления на финальном концерте "Фабрики звезд-3". Он с шумом вошел в дом, отдуваясь и отряхиваясь от снега.
- Ну, дорогая, - громко сказал Филипп Бедросович, - Ты не поверишь!
- Что еще? – обеспокоено спросила Алла Бо®исовна, - Опять теракт?!
- Да какой там теракт! – вскричал Филипп Бедросович, - Хуже! Гораздо хуже!!!
- Хуже? – Алла Бо®исовна присела на банкетку и схватилась за сердце, - Шевчук?!
- Да причем тут Шевчук, - перекрестился Филипп Бедросович, - Шульгин!
- Что – Шульгин? – перевела дух Алла Бо®исовна, - Подрался с Пригожиным?
- Не поверишь, - ответил Филипп Бедросович, - Шульгин женится!
- Бедная девочка, - прошептала одними губами Алла Бо®исовна, - На ком же?
- На Михальчик! – сказал Филипп Бедросович и врезал кулаком по стене, - На Михальчик!
- Это еще кто? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Темнота, - констатировал Филипп Бедросович, - Хоть иногда бы смотрела телевизор.
Филипп Бедросович широким шагом прошел в гостиную, достал с полки видеокассету и вставил ее в магнитофон.
- Смотри! – ткнул Филипп Бедросович в кнопку на пульте.
Алла Бо®исовна вошла следом и посмотрела на экран. На экране юная девушка с длинными светлыми волосами пела песню про то, как она хотела бы стать птицей.
- А на меня-то как похожа, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Переигрывает, конечно.… И что она?
- А что она? – упал в кресло Филипп Бедросович, - Согласилась.
- Бедная, бедная девочка, - Алла Бо®исовна достала сигарету и закурила, - А потом на ней женится Пригожин…
Филипп Бедросович с удивлением посмотрел на супругу.

Четверг, 11 декабря 2003 г., 16:22:50

Под ногами нежно похрустывал свежий снег. Над бескрайним полем раскинулось ясное голубое небо. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров стояли рядом и переминались с ноги на ногу, чтобы не замерзнуть. В десяти метрах от них из снега торчала микрофонная стойка. По разные стороны от стойки, на расстоянии двадцати шагов стояли продюсеры Александр Шульгин и Иосиф Пригожин. В руках у них были электрические гитары.
- Может, желаете примириться? – крикнул Филипп Бедросович.
- Примиритесь, примиритесь! – закричала вдруг заплаканная женщина, кинувшаяся к стойке. Филипп Бедросович быстрым шагом направился к ней.
- Лера, Лера, не мешайте мужчинам, - сказал Филипп Бедросович женщине, оттаскивая ее в сторону, - Вы уже что могли, сделали.… Пусть продюсеры решают…
Женщина зарыдала, уткнувшись Филиппу Бедросовичу в плечо. Алла Бо®исовна посмотрела на нее суровым взглядом и отвернулась.
- Сходитесь! – крикнул Филипп Бедросович и махнул рукой.
Продюсеры подняли гитары над головами и стали медленно подходить друг к другу.
- Я ставлю на Шульгина, - сказала вдруг Алла Бо®исовна.
- Почему это? – удивился Филипп Бедросович, - Пригожин же вон какой здоровый.
- У Шульгина опыт больше, - сказала Алла Бо®исовна, - Сейчас сам увидишь.
Продюсеры подходили все ближе и ближе. Вдруг над полем разнесся женский крик.
- Саша, Саша, - кричала бегущая через снежное пространство девушка со светлыми волосами, - Саша!
- Это еще кто? – пробормотала Алла Бо®исовна.
- Михальчик, - ответил Филипп Бедросович и выпустил из рук заплаканную женщину.
- Саша! Саша! – кричала бегущая девушка.
Продюсеры остановились и повернули головы в ее сторону.
- Саша! – лицо девушки раскраснелось от мороза, - А как же альбом?! Вы же обещали!
- Тьфу, - плюнула Алла Бо®исовна, - Деточка, отойдите в сторону, пусть мужчины порешают свои вопросы. Сделаем мы тебе альбом, сделаем, не волнуйся…
Филипп Бедросович подошел к девушке и крепко взял ее за плечи.
- Сходитесь дальше, - крикнул он и снова махнул рукой.

Понедельник, 15 декабря 2003 г., 16:59:51

Москву третий день засыпало снегом. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в своей гостиной. В камине весело потрескивали дрова, за окнами что-то гудело. Алла Бо®исовна вышивала на кожаной куртке портрет Филиппа Бедросовича Киркорова.
- Ха-ра-шо, - напевала Алла Бо®исовна, - Все будет ха-ра-шо… Тра-та-та, я это знаю…
Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла Бо®исовна, - раздался взволнованный голос Анастасии Стоцкой, - Филипп Бедросович загорелся!
- Опять двадцать пять, - ответила Алла Бо®исовна, - Знаешь, я уже ничему не удивляюсь. Потушили хоть?
- Потушили, - ответила Анастасия, - Только вот штаны жалко… Штаны сгорели…
- Штаны сгорели? – взволнованно переспросила Алла Бо®исовна, - А… как бы это спросить… а….
- Там нормально все, - неожиданно взрослым голосом ответила Анастасия.
- А ты откуда знаешь? – подозрительно спросила Алла Бо®исовна, - А? Откуда ты знаешь?
- Догадываюсь, - мстительно сказала Анастасия Стоцкая и отключилась.
- Хамье малолетнее, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Вырастили себе на голову…
Алла Бо®исовна вздохнула и продолжила вышивание.

Вторник, 16 декабря 2003 г., 22:59:03

Стояла спокойная ясная погода. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров прогуливались по Ленинградскому проспекту. Вокруг сновали торопливые люди, косясь на ехавший чуть сзади длинный розовый Хаммер звездной четы. Сверкая маячками и завывая сиренами, спешила куда-то патрульная машина. Возле ресторана "Паризьен" толпились люди.
- Как с цепи сорвались, - сказала Алла Бо®исовна, глядя на окружающую ее суету.
- Не говори, - согласился с супругой Филипп Бедросович, - Такое ощущение, что сейчас тридцатое декабря.
Супруги медленно шли по тротуару. Возле ограды проезжей части стояла грустная женщина. Женщина была одета в черное и держала в руке тяжелую на вид сумку.
- Глянь, - сказал Алле Бо®исовне Филипп Бедросович, показывая рукой на женщину, - На Жасмин как похожа…
- Что-то есть, - согласилась Алла Бо®исовна и подошла к женщине, - Девушка, вы очень похожи на одну нашу знакомую. Вы не родственница ей случайно?
Девушка затравленно посмотрела на Аллу Бо®исовну и вдруг куда-то побежала.
- Дикая какая-то, - пробормотала Алла Бо®исовна, немного обиженная тем, что ее не узнали.
- А может, она тебя испугалась, - заметил Филипп Бедросович.
Вдруг к супругам побежал запыхавшийся милиционер.
- Не видели тут? – выкрикнул милиционер и вдруг осклабился, - Алла Бо®исовна! Филипп Бедросович!
Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович вздохнули.
- Дайте автограф! – засуетился раскрасневшийся милиционер, - А то братва не поверит!
Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович вздохнули еще раз. Милиционер протянул им планшет, на котором по очереди расписались супруги.
- Ты че написал? – спросила Алла Бо®исовна у Филиппа Бедросовича.
- Написал – братве от Филиппа Киркорова, - ответил Филипп Бедросович.
- Совсем свихнулся, - констатировала Алла Бо®исовна, после чего спросила у милиционера, - А кого мы видеть-то должны были?
- Да магометка тут такая, вся в черном, - ответил радостно улыбающийся милиционер.
- С сумкой? – хором спросили супруги.
- С сумкой… - ответил милиционер, - А что, видели что ли?
- Видели, - ответил Филипп Бедросович, - Вон туда побежала.
Милиционер проследил за рукой Филиппа Бедросовича и тут же сорвался с места.
- А кто это был-то? – крикнула ему вслед Алла Бо®исовна.
- Черная вдова! – ответил ей убегающий милиционер.
- Я так и подумал с самого начала, - сказал Филипп Бедросович, - Что у нее кто-то умер…
- Да, жалко девушку, - пробормотала Алла Бо®исовна.
Супруги пошли дальше. Тронул и Хаммер.

Среда, 17 декабря 2003 г., 15:26:19

Снегопад то прекращался, то начинался снова. Дорожные службы не успевали сгребать снег с дорог. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров решили сегодня никуда не ездить. Они сидели в гостиной и занимались каждый своими делами. Алла Бо®исовна играла сама с собой в настольный хоккей, а Филипп Бедросович Киркоров читал газету "Комсомольская правда".
- Таинственный ми… мистер Паркер какой-то живописует такие подробности жизни Аллы Бо®исовны и Филиппа Бедросовича, что многие шутки тут же уходят в народ, - читал Филипп Бедросович, - Слышала, да? В народ уходят... Придумают же…
- Это что еще за мистер такой живописует? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Вот тут написано, сериал какой-то про нас, - пробормотал Филипп Бедросович, - Конечно же, и Пугачева, и Киркоров прекрасно осведомлены о сериале в Интернете. Но они не в претензии. Более того, звездная пара тихими вечерами, сидя на даче за чашечкой чая, зачитывает друг другу новые серии о своей виртуальной жизни. Не, видала, а? Ты зачитываешь новые серии?
- Нет, - удивилась Алла Бо®исовна, - Вообще не понимаю, о чем речь…
- И я не зачитываю, - сказал Филипп Бедросович, - Вот понавыдумывают, а нам потом выкручиваться…
- Гол! – вдруг закричала Алла Бо®исовна, забив в ворота красных.
- Ты лучше со мной сыграй, - сказал Филипп Бедросович, откладывая газету.
- Давай, - согласилась Алла Бо®исовна, - Ты за синих.
- Че это я за синих? – возмутился Филипп Бедросович, - Я – так сразу за синих. Я, может, хочу за красных.
- За красных? – подняла глаза Алла Бо®исовна, - Ты – за красных?
- Ну ладно, ладно, - согласился Филипп Бедросович, увидев глаза супруги, - Я буду за синих. Кто вбрасывает?
Решили тянуть жребий на спичках.

Пятница, 19 декабря 2003 г., 12:39:33

В Москве ударил небольшой мороз. Алла Бо®исовна Пугачева широкой деревянной лопатой сгребала у себя во дворе снег. Филипп Бедросович Киркоров стоял на крыльце дома и задумчиво смотрел на работу супруги.
- Вот если бы я курил… - мечтательно говорил Филипп Бедросович, - Я бы сейчас закурил. Но я не курю, и приходится так стоять.
- Я курю, - ответила Алла Бо®исовна, медленно разгибаясь и кладя ладонь на поясницу, - Давай я покурю, а ты снег поубираешь.
- Я не могу снег убирать, - все так же медленно произнес Филипп Бедросович.
- Это почему это? – спросила Алла Бо®исовна.
- Я же Филипп Киркоров, - ответил Филипп Бедросович, - Национальная звезда.
- А я тебе что? – удивилась Алла Бо®исовна, - Хрен собачий?
Филипп Бедросович скривил лицо.
- Ну что ты ругаешься? – сказал он супруге, - Ты тоже звезда. Но я же не заставлял тебя снег убирать. Ты сама за лопату взялась.
- Ну, так если ж я не возьмусь, - сказала Алла Бо®исовна, - Кто снег-то будет убирать?
- А зачем его убирать? – спросил Филипп Бедросович, - Весна придет, он и так растает.
Алла Бо®исовна вздохнула.
- Вышла замуж, - пробормотала она, - Мало нам было песен…
И Алла Бо®исовна начала сгребать снег.

Понедельник, 22 декабря 2003 г., 17:15:24

Случился самый короткий день в году. По темным улицам Москвы спешили люди, пытающиеся купить новогодние подарки. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров ходили по магазину и покупали елочные игрушки.
- Вот этот шарик хороший, - говорила Алла Бо®исовна, показывая на большой красный шар.
- Очень большой, - отвечал Филипп Бедросович, - Лучше давай купим звезду на елку. У нас никогда звезды не было.
- Ну правильно, - сказала Алла Бо®исовна, - Давай теперь елка у нас будет как Спасская башня. Еще куранты на нее повесь.
- Кстати, - Филипп Бедросович поднял указательный палец, - Куранты – это хорошая идея. Надо только с боем купить.
Филипп Бедросович пошел вдоль прилавков. Алла Бо®исовна посмотрела ему вслед и покрутила пальцем у виска.
Вдруг с улицы донесся какой-то шум. По проходу между прилавками к Алле Бо®исовне быстро подошел сотрудник охраны магазина.
- Алла Бо®исовна, там случайно не ваш мальчик на улице остался? – спросил охранник у Аллы Бо®исовны.
- Мальчик? – переспросила Алла Бо®исовна, - Ах да, мальчик! Был же мальчик! А что случилось?
- Вы знаете, - осторожно ответил охранник, - Он там расстроился и мешает посетителям. Вы не могли бы пройти посмотреть?
Алла Бо®исовна удивленно взглянула на охранника и пошла к выходу из магазина.
Вдоль красиво расцвеченного мраморного подъезда дорогого магазина бегал Максим Галкин, облаченный в длинную горностаевую шубу. Максим подскакивал к выходящим из "Мерседесов" людям в дорогих одеждах, дергал их за рукава и плаксивым голосом кричал:
- Ты хочешь стать миллионером? Ты хочешь стать миллионером?
Буржуазия, как могла, отстранялась от Максима, телохранители оттаскивали его в сторону, но над всем Третьяковским проездом неслось зычное галкинское: "Кто хочет стать миллионером? Что, никто не хочет стать миллионером?"
Алла Бо®исовна улыбнулась, подошла к телохранителям и сказала:
- Отпустите.
Телохранители только и рады были – выпустили Максима Галкина и побежали за своими клиентами.
- Максимушка, - нежным голосом сказала Алла Бо®исовна, - Тут никто не хочет стать миллионером. Пойдем лучше игрушек купим.
- Ну почему? – хныкал Максим Галкин, - Почему никто не хочет? Ведь так много людей только и мечтают об этом…
- Потому что ты опять место неправильно выбрал, - сказала Алла Бо®исовна, - Тут и так все миллионеры.
- Вроде меня? – удивился Максим Галкин.
- Вроде тебя, да, - ответила Алла Бо®исовна, и они вошли в услужливо открытую швейцаром дверь магазина.

Вторник, 23 декабря 2003 г., 17:32:45

В Москве пообещали похолодание. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели дома и размышляли над тем, как помочь Майклу Джексону.
- Ты не понимаешь, - убеждала супруга Алла Бо®исовна, - Сначала Джексон, потом Мадонна, потом я… Они не остановятся!
- Да кому ты нужна, - отвечал Филипп Бедросович, - Ты что, педофилка?
Алла Бо®исовна в изумлении раскрыла рот, а Филипп Бедросович засмеялся.
- Максим! – закричал он в сторону детской, - Максим, а ну-ка иди сюда, я чего у тебя спрошу!...
- Шуточки у тебя, - Алла Бо®исовна схватила подушку и швырнула ей в мужа, - Причем тут педофилия? Ты разве не понимаешь, что педофилия тут ни при чем?
- Почему ни при чем? – удивился Филипп Бедросович, - А зачем же они тогда его арестовывали?
- Да как ты не понимаешь! – горячилась Алла Бо®исовна, - Потому что он популярный артист! Слишком популярный! Но вообще, я уверена, что это происки Шварценеггера.
- Шварценеггера? – переспросил Филипп Бедросович, - Но почему?
- Джексон слишком большая фигура, - сказала Алла Бо®исовна, - А Шварценеггер – губернатор.
- И чего? – не понял Филипп Бедросович.
- Какой же ты тупой! – махнула рукой Алла Бо®исовна, - А то. Путин посадил Ходорковского? Посадил или нет?
- Ну, посадил, - согласился Филипп Бедросович.
- А Шварценеггер хочет посадить Джексона, - резюмировала Алла Бо®исовна, - Что непонятно?
- Ну хорошо, допустим, - сказал Филипп Бедросович, - А дальше что будет?
- Сибирь дальше будет, вот что, - мрачно сказала Алла Бо®исовна, - Мы обязательно должны помочь Джексону.
- Как? – удивился Филипп Бедросович.
- Не знаю, - сказала Алла Бо®исовна, - Надо подумать. Благотворительный концерт дать… Конкурс детского рисунка устроить…
- Дети рисуют Майкла Джексона… - задумчиво сказал Филипп Бедросович, - А что, ничего идея…
- Надо немедленно начать, - сказала Алла Бо®исовна, - Максим! Иди уже сюда, наконец! И карандаши захвати!

Среда, 24 декабря 2003 г., 18:50:24

Мороз и солнце, день чудесный. Филипп Бедросович Киркоров звонит Алле Бо®исовне Пугачевой и кричит в трубку:
- Алла! Шаповалов опять!
- Что? – спросила Алла Бо®исовна, отложив вязание, - Что Шаповалов? Что опять?
- Ты не поверишь, - взволнованным голосом продолжал Филипп Бедросович, - Шаповалов в субботу собирает людей во Дворце молодежи!
- Это еще зачем? – с подозрением спросила Алла Бо®исовна.
- Собирать подписи! – возбужденно ответил Филипп Бедросович, - Нет, ты понимаешь? Собирать подписи!
- Какие подписи? – не поняла Алла Бо®исовна.
- В президенты! – ответил Филипп Бедросович.
- Кого в президенты? – снова не поняла Алла Бо®исовна, - Шаповалова?
- Да не Шаповалова, - волновался Филипп Бедросович, - А "Тату", конечно!
- "Тату" в президенты? – удивилась Алла Бо®исовна, - Милый, ты не заболел?
- Да нет же, - не унимался Филипп Бедросович, - Открой любую газету!
- Галкин их сделает, - уверенно сказала Алла Бо®исовна, - Он популярнее.
- Я тоже так думаю, - сказал Филипп Бедросович, - Да и не очень понятно, как они на двоих будут управлять страной. По очереди что ли?
- Да и маленькие они еще, - сказала Алла Бо®исовна.
- Максим тоже маленький, - возразил Филипп Бедросович.
- Хлеба купи! – сказала Алла Бо®исовна и положила трубку.

Понедельник, 29 декабря 2003 г., 11:10:20

Приближался Новый год. Алла Бо®исовна Пугачева и Максим Галкин наряжали елку. Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказал Алла Бо®исовна.
- Дорогая, ты не поверишь, - сказал ей в ответ Филипп Бедросович Киркоров.
- Что еще? – взволнованно спросила Алла Бо®исовна.
- Валерия… - прошептал Филипп Бедросович.
- Что – Валерия? – спросила Алла Бо®исовна, - Что там опять с этой Валерией? Как вы мне все с ней надоели уже…
- Ей дали орден, - упавшим голосом сказал Филипп Бедросович.
- Орден?! – воскликнула Алла Бо®исовна, - Какой еще орден? Пригожин что, совсем с ума сошел?
- Я не знаю… - пробормотал Филипп Бедросович, - Я уже ничего не понимаю… И мне… мне… мне страшно, Алла!
- Да уж, веселого мало, - ответила Алла Бо®исовна, - Приезжай-ка ты, Филя, домой. Будем думать, что делать. Ведь надо же с этим что-то делать, правда?
- Правда, - чуть не плача ответил Филипп Бедросович.
- Приезжай, - твердо сказала Алла Бо®исовна, - Они еще вспомнят, кто в этой стране главный.
И Алла Бо®исовна положила трубку.

Понедельник, 5 января 2004 г., 14:40:02

На кухне гремели кастрюли. Алла Бо®исовна Пугачева мыла посуду, оставшуюся после Рождественских встреч, плавно перешедших во встречу Нового года. У Аллы Бо®исовны побаливала голова, под ногами вертелся Максим Галкин со своим сделанным из розового золота Бентли. Алла Бо®исовна подошла к холодильнику и открыла его. На полках было пусто, лишь в нижнем отделении дверцы стояла недопитая бутылка водки. Алла Бо®исовна задумчиво взяла бутылку, хлебнула из горлышка и закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Сначала стало холодно, потом теплее, потом голова немного прояснилось и даже гора посуды стала казаться меньше.
- Алла, Алла! - закричал вдруг Максим Галкин, бросив золотую Бентли, - А когда мы будем ужинать?
- Ужинать? – Алла Бо®исовна хлебнула из бутылки еще раз и поставила ее на место, - Холодильник пустой. Вот если б его кто наполнил – тогда и ужинать можно было.
Алла Бо®исовна пошла в гостиную, чтобы послать Филиппа Бедросовича Киркорова в магазин.
Филипп Бедросович сидел в глубоком кожаном кресле, голова его была окутала большим тюрбаном из заполненного льдом белого полотенца, а лицо выражало крайнюю степень страдания. В руках Филипп Бедросович держал пульт дистанционного управления телевизором, в экран которого беспомощно тыкал пальцем и что-то пытался сказать Алле Бо®исовне, но не мог.
- Что случилось? – обеспокоенно спросила Алла Бо®исовна, - Опять Юлю Савичеву показывают?
Филипп Бедросович медленно покачал головой.
- А что тогда? – Алла Бо®исовна вытирала руки о передник, - Песня "Понимаешь?"...
Филипп Бедросович снова покачал головой.
- Ну тогда все не так плохо, - бодро сказала Алла Бо®исовна, - Жизнь продолжается...
- Бритни... – прошептал Филипп Бедросович одними губами и тут же поморщился от сильнейшего приступа головной боли.
- Где Бритни? – спросила Алла Бо®исовна, с интересом подходя к телевизору.
- Вышла замуж... – радостно рассказывала обаятельная диктор, - За своего друга детства Джейсона Аллена Александера.
Алла Бо®исовна удивленно подняла брови и обернулась к Филиппу Бедросовичу. Тот сидел в кресле с закрытыми глазами.
- Так пора бы ей уже, - сказала Алла Бо®исовна, развязывая передник, - Вон какая кобылица...
Филипп Бедросович молчал.
- Ты бы чем на девок пялиться, - строго сказала Алла Бо®исовна, - В магазин бы сгонял. В доме шаром покати, Максим некормленый, да и подлечиться бы купил.
По небритой щеке Филиппа Бедросовича прокатилась одинокая мужская слеза.
- Педофил мой, - ласково пробормотала Алла Бо®исовна, - Весь в меня...
- Педофил, педофил! – закричал прятавшийся все это время за креслом Максим Галкин, - Я сделаю из этого номер! Педофил! Педофиля! Педофилипп Бедросович Киркоров!
- А ну марш в детскую! – рявкнула Алла Бо®исовна, - Рано тебе еще на такие темы номера делать! Иди своего Путина репетируй!
Максим Галкин радостно ускакал, продолжая на ходу строить разные формы слова "педофил". Алла Бо®исовна вытащила из своего кошелька пятьсот рублей и положила их сверху на Филиппа Бедросовича. Потом подумала, и положила еще пятьсот.
- Только ноль семь не покупай, - строго сказала она супругу, - Хватит уже, остановиться пора.
Филипп Бедросович обреченно кивнул головой. Глаза его все еще были закрыты.
Алла Бо®исовна улыбнулась и вышла из гостиной.

Вторник, 6 января 2004 г., 15:26:59

Приближалось Рожество. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в своей гостиной и придумывала, что бы такого положить в рождественский сапог своим домашним.
- Максиму я положу... что же положить Максиму-то? – думала Алла Бо®исовна, закуривая тонкую длинную сигарету, - Ну, Настьке понятно – рыжую краску для волос. Смешно получится. Филе я положу давешние серебряные бокалы Фаберже... он любит блестящее. А вот что Максиму-то?...
Алла Бо®исовна встала с кресла и в волнении стала ходить по гостиной.
- Машинка у него есть, - думала Алла Бо®исовна, - Может, игрушечный самолет? Но тогда он захочет настоящий... Костюмы у него есть... Драгоценности есть... Друзей навалом... что же...?
Алла Бо®исовна подошла к окну и посмотрела в белую даль.
- А если... – подумала вдруг Алла Бо®исовна, - Ну конечно!
Алла Бо®исовна подошла к столу, схватила телефон и стала набирать номер Михаила Михайловича Жванецкого.
- Але, Миша? – сказала Алла Бо®исовна, - Привет, это Алла говорит... Пугачева, ага... Слушай, Миша, я тут придумываю подарки своим домашним. У тебя нет какого-нибудь завалящего номера, Максиму подарить?
- Аллочка, - ответил Михаил Михайлович, - Борисовна! Ну ты сама таки подумай, ну как Максим Галкин может читать номер Михаила Жванецкого, а?
- А что такого? – удивилась Алла Бо®исовна, - Другие же читают.
- Кто другие, Аллочка Бо®исовна? – мягко спросил Михаил Михайлович, - Рома Карцев? Так мы с Ромой Карцевым, прости господи, вместе под стул ходили. А Максим твой пусть Леона Измайлова читает.
- Леона? – заинтересованно спросила Алла Бо®исовна, - А почему?
- Они друг другу по интеллекту подходят, - хихикнул Михаил Михайлович, - А на моем материале Максим рейтинга не соберет.
- Это уж точно, - язвительно сказала Алла Бо®исовна и положила трубку.
- Надо найти теперь номер этого Леона Измайлова, - пробормотала себе под нос Алла Бо®исовна и пошла искать записную книжку.

Четверг, 8 января 2004 г., 17:18:30

Шумел пылесос. Алла Бо®исовна Пугачева убирала квартиру после Рожественских встреч.
- А накидали-то, а накидали, - бормотала Алла Бо®исовна, подбирая с ковра обрывки серпантина и выцарапывая из высокого ворса зацепившиеся кружочки конфетти, - Натоптали, накидали… Кошмар…
- Алла, - раздался из спальни голос Филиппа Бедросовича Киркорова, - Алла, ты не видела мою накладную бороду?
- На комоде, - крикнула Алла Бо®исовна, - Вообще-то это моя борода.
- Мне надо, - кричал Филипп Бедросович, - Я снимаюсь в роли Карабаса-барабаса.
- Чего это? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Проект новый, - прокричал Филипп Бедросович, - Называется Лос Фанерос.
- Как-как называется!? – опешила Алла Бо®исовна, - Лос Фанерос? Это что еще? Очередной ответ Шевчуку?
- Типа того, - ответил Филипп Бедросович, появляясь в дверях спальни с накладной бородой, - Выступаем против фанеры.
- Я тебя правильно поняла? – спросила Алла Бо®исовна, подняв брови, - Ты выступаешь против фанеры?
- А то кто, - ответил Филипп Бедросович, - Я же не пою под фанеру!
- Первые пять песен, - пробормотала Алла Бо®исовна, вздохнула и снова взялась за пылесос.
Филипп Бедросович обиженно накинул пальто и вышел из дома вон.

Пятница, 9 января 2004 г., 14:48:29

Всю ночь шел снег. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели за большим столом и завтракали. Филипп Бедросович читал утреннюю прессу.
- Мадонна-то, видала… - сказал Филипп Бедросович, ткнув пальцем в какую-то заметку.
- Что Мадонна? – ревниво спросила Алла Бо®исовна, - Что там опять еще Мадонна?!
- Известная американская певица Мадонна распространила письменное заявление, - зачитал Филипп Бедросович, - В котором выступила с осуждением политики Джорджа Буша.
- Джордж Буш? – удивилась Алла Бо®исовна, - Так он же давно был. Теперь же у них этот… как его… Клинтон?
- А у нас, стало быть, Ельцин теперь? – улыбнулся Филипп Бедросович, - Ты, дорогая, совсем оторвалась от Земли. Иногда бы хоть возвращалась.
- А что случилось? – спросила Алла Бо®исовна, - Снова Буш стал? Жалко, мне Клинтон нравился… он на саксофоне играл… симпатичный такой…
- Сын это его, - пробурчал Филипп Бедросович.
- Кто сын? – не поняла Алла Бо®исовна.
- Джордж Буш, - пояснил Филипп Бедросович, - Это сын того Джорджа Буша.
- Это как это? – снова не поняла Алла Бо®исовна, - Они что там, наследовать стали?
- Понятия не имею, - ответил Филипп Бедросович, - Может, и стали. Может, поэтому Мадонна и пишет: самый большой риск для нас – это отсутствие лидерства, честности и полное отсутствие совести.
- Нормально… - Алла Бо®исовна не донесла до рта чашку кофе, - Нормально старушка выступила… Слушай, может и мне чего-нибудь такого написать?
- Что? – спросил Филипп Бедросович, с интересом глядя на жену.
- Ну, не знаю… - Алла Бо®исовна сделала глоток кофе, - Ну там… что нас сейчас не устраивает?
- Меня лично все устраивает, - сказал Филипп Бедросович, - Если бы еще гонорары побольше, да пластинки чтоб не тырили.
- Точно! – воскликнула Алла Бо®исовна, - Я напишу про пиратство!
- Да кому нужно твое пиратство, - махнул рукой Филипп Бедросович, - Про него все кому не лень пишут.
- А что же делать? – спросила Алла Бо®исовна.
- Надо про президента написать, - сказал Филипп Бедросович, - Про совесть, про честность. Ну как Мадонна.
- А что, у нас нечестный президент? – спросила Алла Бо®исовна.
- Кто ж его знает, - сказал Филипп Бедросович, - Я с ним не знаком.
- Тогда как же я против него выступлю, если мы его не знаем? – спросила Алла Бо®исовна, - А кто его знает?
- Коля Расторгуев, вроде, знает, - сказал Филипп Бедросович, - Лариска Долина у него в советниках ходит. Ну, Кобзон там… Михалков…
- Долина-дудолина… - задумчиво протянула Алла Бо®исовна, - Ну что, тогда надо Колю в гости позвать. Расспросить.
- Так он же только что был, - сказал Филипп Бедросович, - У нас же только что был в гостях. На встречах этих твоих.
- Да? – удивилась Алла Бо®исовна, - А я и не заметила. Столько забот было… из гостиной на кухню, с кухни в гостиную… Ладно, я Коле сама позвоню. Возвращаться будешь – хлеба купи.
Алла Бо®исовна встала из-за стола.

Понедельник, 12 января 2004 г., 15:09:20

В Москве снова образовалась слякоть. В Европе объединялись коммунистические партии. Алла Бо®исовна сидела в пентхаузе отеля "Балчуг Кемпински", пила кофэ и смотрела на Спасскую башню московского Кремля.
- Ужас как хочется чего-нибудь буржуазного, - говорила Алла Бо®исовна, отставляя в сторону чашечку майсенского фарфора, - Чего-нибудь утонченного хочется...
- Матушка, - буркнула телохранитель Аллы Бо®исовны Ольга, - Водочки принести, что ли?
- Ах, оставь! – махнула рукой Алла Бо®исовна, - Скажешь тоже – водки. Фу, как грубо... Я же говорю – утонченного! Что я, помещик недобитый что ли, водку жрать?!
- Ну как знаете, - пробурчала Ольга, - Вас и не поймешь. То кофэ вам буржуйский понт, то водка вдруг грубой стала... А я выпью...
Ольга вынула из кармана фляжку нержавеющей стали, открутила крышечку и сделала щедрый глоток.
- И пьянствуешь на работе, - неодобрительно посмотрела на свою телохранительницу Алла Бо®исовна, - А ну как террористы или фанат психованный?
- Да откуда тут маньяк, - сказала телохранительница, - И потом, я же всего глоточек сделала.
Женщины замолчали. Алла Бо®исовна продолжала смотреть в окно, а Ольга стала чистить пистолет.
- Ну ладно, - произнесла спустя некоторое время Алла Бо®исовна, - Налей-ка мне курвуазье.
- Чего? – удивилась Ольга, - Кого налить?
- Курвуазье, - повторила Алла Бо®исовна, - Деревня... Коньяк это.
- Пьете всякую гадость, - недовольно сказала Ольга, подходя к бару, - Где тут эта ваша курва... курвазье... тьфу...
Алла Бо®исовна вздохнула.
- Нет, - сказала она, глядя в окно, - Нет, мы не буржуазия. Мы – рабочие и крестьяне...
- Да тут хрен что поймешь, - продолжала ворчать Ольга, - Сто бутылок и на всех не по-русски написано...
- Ладно, - обреченно сказала Алла Бо®исовна, - Наливай водки... все равно...
- Другое дело, - пробасила Ольга и с облегчением достала из кармана фляжку.

Вторник, 13 января 2004 г., 12:04:15

Весь мир собрался лететь на Марс. Алла Бо®исовна проснулась утром в постели, заваленной лепестками роз.
- Миллион, миллион, миллион алых роз… - тихо напела Алла Бо®исовна, разгребая лепестки, - Чё это?
В дверях спальни появился сияющий Филипп Бедросович Киркоров с подносом, на котором стояла бутылка шампанского Cristal от Louis Roederer и два хрустальных бокала Riedel Vinum.
- Дорогая, - сказал Филипп Бедросович.
Алла Бо®исовна посмотрела на него недоуменно.
- Дорогая, - снова сказал Филипп Бедросович, - Я купил газету "Жизнь".
- Вот это новость, - пробормотала Алла Бо®исовна, - И поэтому ты купил шампанское за триста долларов?
- Нет, не поэтому, - радостно улыбаясь, протянул Филипп Бедросович, - Там написано, что сегодня у нас с тобой десятилетие помолвки. Представляешь?!
- Десять лет?! – ужаснулась Алла Бо®исовна, - Нет, не представляю… Ну давай, наливай, чё ты встал в дверях…
Филипп Бедросович прошел в спальню, присел на краешек кровати любимой и разлил шампанское по бокалам. Алла Бо®исовна тут же взяла один из бокалов и залпом выпила его.
- Надо же, - сказал она, ставя бокал на поднос, - Десять лет… подумать страшно…
Филипп Бедросович тут же налил еще бокал шампанского.
- Дорогая! – сказал Филипп Бедросович, поднимая бокал, - За нашу любовь!
Алла Бо®исовна улыбнулась супругу и подняла свой бокал.
Супруги чокнулись.

Среда, 14 января 2004 г., 16:34:27

В Москве подешевели штрафные автостоянки. В Лондоне скончался раненный израильтянами пацифист. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в гостиной и играла сама с собой в настольный хоккей. Вдруг в замке входной двери повернулся ключ, дверь открылась, и в прихожую вошел Филипп Бедросович Киркоров.
- Дорогая! – с порога начала Филипп Бедросович, - Новиков написал письмо президенту!
- Новиков? – переспросила Алла Бо®исовна, - Сашка, что ли?
- Ну, - радостно ответил Филипп Бедросович и картинно напел: - А если я усну, шмонать меня не надо…
- Че, тоже в партию хочет? – недоуменно спросила Алла Бо®исовна, - Как Дудолина?
- Если бы! – Филипп Бедросович сунул руку в карман своей длинной, до пят, шубы, достал конверт и вынул из него письмо, - Вот оно!
- А у тебя-то оно откуда? – подозрительно спросила Алла Бо®исовна, - Оно ж президенту послано…
- Открытое письмо! – сказал Филипп Бедросович, - Настька распечатала. Ты только послушай: "Какое же мне выпало счастье не участвовать в этой групповой ублюдизации великих произведений «Женитьба Фигаро» и «За двумя зайцами». Не прыгать в этом телебардаке, гордо именуемом «Голубой огонек», в стаде ряженых, изо всех сил изображающих радость на лице и праздник в студии. Выполняющих идиотские команды графоманов-режиссеров и произносящих дурацкие и наипошлейшие тексты бездарных сценаристов".
Алла Бо®исовна удивленно подняла брови.
- Нормально, да? – весело сказал Филипп Бедросович и продолжил чтение, - "Мне не выпало «счастье» с гребнем на башке изображать графа, который, следуя оригиналу «Женитьбы Фигаро» не лупоглазый гей, а действительно мужчина, любимец женщин".
Алла Бо®исовна улыбнулась.
- Это кто лупоглазый гей? – спросила она, - Ты, что ли?!
- Ну так! – радостно засмеялся Филипп Бедросович, - Ты дальше слушай: "А жене моей Маше, слава богу, не выпало «удовольствие» падать брюхом на стол, задирать подол, показывать задницу и вопить, и скакать из канала в канал в образе бордельной мадам. И орать, орать пошлятину, отсебятину и бредятину".
- А кто задницу-то показывал? – веселилась Алла Бо®исовна, - Милявская, что ли? Или Настька?
- Да какая разница, - почему-то смутился Филипп Бедросович, - Там дальше еще интереснее.
- Куда уж еще интереснее, - саркастически сказала Алла Бо®исовна.
- Вот, слушай, - сказал Филипп Бедросович, - "Бросились мои гости щелкать пультом – дай, другое что посмотрим. Ан, нет. Те же рожи, тот же бред, только в другой опере. Думали – пульт барахлит. Ан, нет! Все работает. И взяла тогда нас горькая тоска. И только изготовились испить мы с огорчения стопку, – глядь! – какой-то дяденька в экране навстречу Великой кинозвезде зайчиком скачет. Пригляделись – культур-министр!"
- Ну это он, положим, правильно написал, - сказала Алла Бо®исовна, - Я тоже как это горе луковое увижу, так сразу за пульт хватаюсь… Не удивлюсь, если это по его указанию по радио все время мадам Брошкину крутят…
- Там и еще есть! – не унимался Филипп Бедросович.
- Да ладно, хватит уже, - сказала Алла Бо®исовна, - Ты эту ерунду выкинь от греха подальше. Он там наверняка еще написал, что только президент и он понимают, насколько все плохо.
- Написал! – радостно ответил Филипп Бедросович, - Написал! Вот, слушай: "Я умышленно не указал здесь ни одной фамилии кроме своей и Вашей. Почему? Потому, что про нас с Вами могут не понять".
- Ну конечно! – махнула рукой Алла Бо®исовна, - Про них могут не понять. Пойду-ка я лучше пельмени лепить.
Алла Бо®исовна вышла из гостиной, а Филипп Бедросович продолжал перечитывать письмо, так и не сняв шубу.

Четверг, 15 января 2004 г., 12:46:26

В Москве мела метель. Кутузовский проспект стоял. Филипп Бедросович Киркоров улетел в Америку по делам, а Алла Бо®исовна Пугачева разбирала поздравительные телеграммы, присланные на десятилетие их помолвки.
- От правительства России, - бормотала Алла Бо®исовна, рассматривая красную телеграмму-молнию, - Дорогие Алла и Филипп… подумать только, какая фамильярность…
Алла Бо®исовна отложила телеграмму и взяла следующую.
- Козлобородые гуру, гребнеголовые зайки, - начала читать Алла Бо®исовна, - Борделетипажные примадонны, русофобствующие смехуны, воинствующие педерасты… боже, что это?
Алла Бо®исовна недоуменно перевернула послание.
- Ах ,это давешнее письмо Саши Новикова… - поняла Алла Бо®исовна и выбросила письмо в корзину для бумаг, - Что тут у нас…
Следующая телеграмма была снова на красном бланке.
- Дорогие Алла и Филипп… - прочитала Алла Бо®исовна, - Нашли тоже девочку – Алла, Алла. Алла Бо®исовна давно уже! Так… поздравляю… желаю… надеюсь… Путин.
Алла Бо®исовна сняла телефонную трубку и набрала номер Филиппа Бедросовича Киркорова.
- Филя, - сказала Алла Бо®исовна, - А кто это такой вот этот вот Путин?
- Путин? – удивился Филипп Бедросович, - Так это президент.
- Президент? – переспросила Алла Бо®исовна, - А чего он президент?
- Как чего? – еще больше удивился Филипп Бедросович, - России президент.
- Это че, банк такой, или что? – спросила Алла Бо®исовна, - Я не понимаю.
- Какой банк, дорогая? – развеселился Филипп Бедросович, - Путин – это президент России. Россия – это страна, в которой мы живем. Ты че, а?
- Ну, ты, положим, все больше в своей Америке живешь, - пробормотала Алла Бо®исовна, - А где же этот… как его… Ельцин?
- Опять двадцать пять, - сказал Филипп Бедросович, - Я же тебе объяснял, что все изменилось.
- Давно? – спросила Алла Бо®исовна.
- Давно, - ответил Филипп Бедросович, - А че ты спрашиваешь-то?
- Да телеграмму прислал, - сказала Алла Бо®исовна, - Поздравительную.
- Да ладно… - не поверил Филипп Бедросович, - Путин прислал нам телеграмму? Иди ты… Правда, что ли?
- Прислал, - сказала Алла Бо®исовна, - А че не прислать-то?
- И про меня там написано? – с волнением спросил Филипп Бедросович.
- И про тебя написано, - сказала Алла Бо®исовна, - "Ваш супруг" написано. И больше ничего.
- Жалко… - расстроился Филипп Бедросович, - А я думал, он не только Колю Расторгуева знает…
- Да ладно тебе, - успокоила супруга Алла Бо®исовна, - Знает он, знает. Че ты так мельтешишь? Подумаешь, Путин какой-то. Я даже и не знаю такого. Как погода у вас там?
- Солнце, - ответил Филипп Бедросович, - Колибри летают. А у вас?
- А у нас снег, - ответила Алла Бо®исовна и положила трубку.
В камине весело горел уютный огонь.

Пятница, 16 января 2004 г., 12:46:27

Всю ночь в Москве шел снег. Стояло уже все. Анастасия Волочкова подала в суд на директора Большого театра, а Анастасия Стоцкая думала, какую-бы ей спеть новую песню.
- Вены-руки, - напевала Анастасия Стоцкая себе под нос, - Вены-реки-руки… вены-реки-раки… раки-буераки…
У Анастасии ничего не получалось. Что она ни придумывала – все равно получалось про вены и про руки.
- Что ж я как наркоманка какая… - с досадой думала про себя Анастасия Стоцкая, - Вены, руки… Руки, вены… дяди Гены…
Анастасия достала из сумочки свой мобильный телефон и позвонила Алле Бо®исовне Пугачевой.
- Алла Бо®исовна! – сказала Анастасия жалобным голосом, - Я никак не могу придумать песню. У меня все время получается про вены и про руки. Что мне делать?
- Теперь можно решать эту проблему так, - сказала Алла Бо®исовна, - Идешь в ближайшую авиакассу и покупаешь себе билет в Прагу.
- В Прагу? – удивилась Анастасия Стоцкая, - А что в Праге? Я там была уже…
- В Праге живет Максим Фадеев, - пояснила Алла Бо®исовна, - Надо идти прямо к нему. Он пишет отличные песни.
- Максим Фадеев? – переспросила Анастасия Стоцкая, - Я что-то слышала о нем.
- "Что-то слышала", - передразнила Алла Бо®исовна, - Ты вообще певица или кто? Ты музыку-то слушаешь?
- С..слушаю, - робко ответила Анастасия Стоцкая.
- И какую музыку ты слушаешь? – спросила Алла Бо®исовна.
- Фи… Филиппа Бедросовича слушаю… - неуверенно ответила Анастасия.
- Филиппа Бедросовича…, - снова передразнила Алла Бо®исовна, - Да его кроме тебя никто больше и не слушает! Все слушают Глюкозу.
- Глюкозу? – удивилась Анастасия Стоцкая, - Это еще кто?
- Про Вову-чуму все слушают, - продолжала Алла Бо®исовна, - Катю Лель слушают. Песню понимаешь...
- Понимаю… - ответила Анастасия Стоцкая, хотя она ничего не понимала, - Катя Лель…
- Муси-пуси, - вдруг сказала Алла Бо®исовна.
- Простите? – не поняла Анастасия.
- Муси-пуси, - повторила Алла Бо®исовна, - Самая модная сейчас песня. Вот слушай: муси-муси, пуси-пуси, миленький мой, ой… Я горю, я вся во вкусе рядом с тобой… ой… нравится?
- Н… нравится, - нерешительно сказала Анастасия Стоцкая, - Это тоже Максим Фадеев?
- Ну да, - ответила Алла Бо®исовна, - Живо в кассы, покупать билет в Прагу!
Алла Бо®исовна положила трубку.
Анастасия Стоцкая подошла к зеркалу, поправила волосы, сделала огонь в глазах и сильным голосом пропела:
- Муси-муси, пуси-пуси, миленький мой… хм…
Выглядело необычно.

Понедельник, 19 января 2004 г., 13:35:23

Снег все не переставал. В Государственной думе распределили комитеты. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной и разгадывали кроссворд.
- Человек, занимающийся бизнесом, - говорил Филипп Бедросович, водя карандашиком по газетной странице, - Десять букв.
- Коммерсант, - ответила Алла Бо®исовна.
- Коммерсант… - задумчиво произнес Филипп Бедросович и стал вписывать буквы в клетки, - Не подходит…
- Как это не подходит? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Тут одиннадцать букв, - сказал Филипп Бедросович, - Твердый знак не влазит.
- Какой еще твердый знак? – не поняла Алла Бо®исовна.
- Ну, в конце который, - нетерпеливо ответил Филипп Бедросович, - Ну как на газете написано.
- На заборе тоже написано, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Ну тогда я не знаю… думать надо…
Вдруг зазвонил телефон. Филипп Бедросович снял трубку.
- Алле, кто это? – спросил Филипп Бедросович.
- Филипп Бедросович? – спросил в трубке испуганный голос.
- Ну, - ответил Филипп Бедросович.
- Это с вами из уголовного розыска разговаривают, - сказал испуганный голос, - Вы не могли бы с нами встретиться?
- Зачем? – недовольно спросил Филипп Бедросович и положил трубку.
- Кто это? – поинтересовалась Алла Бо®исовна.
- Да из уголовки звонили, - отмахнулся Филипп Бедросович.
- Че хотели? – спросила Алла Бо®исовна.
- Откуда ж я знаю, - ответил Филипп Бедросович, - Я ж трубку положил…
- Нельзя так с уголовкой, Филя, - сказала Алла Бо®исовна, - Не по понятиям это. Пошли к ним хотя бы этих…
- Администраторов, что ли? – мрачно спросил Филипп Бедросович.
- Ну давай их так называть, - неуверенно сказал Алла Бо®исовна, - Администраторов, да. Пусть выяснят, в чем дело.
Филипп Бедросович вздохнул, отложил газету с кроссвордом и стал набирать телефонный номер.
Алла Бо®исовна с любовью посмотрела на мужа.

Вторник, 20 января 2004 г., 11:36:38

В Москве выросли сугробы. Балерина Волочкова продолжала подавать на всех в суд. Алла Бо®исовна Пугачева смотрела по телевизору выступление своей подруги Софии Михайловны Ротару.
- Сонька-то, - ворчала Алла Бо®исовна, - Пятьдесят семь лет, а все не меняется… И как ей это удается?
Алла Бо®исовна подошла к большому зеркалу, взъерошила свои волосы и придирчиво осмотрела лицо.
- Мда…, - протянула она, - И как ей это удается?
Алла Бо®исовна пошла в свой кабинет, достала с дальней полки большую записную книжку и стала ее задумчиво листать.
- Где же это… - бормотала Алла Бо®исовна, - Сколько лет прошло-то… а, вот….
Алла Бо®исовна неслышно что-то прошептала и сняла трубку со стоявшего на большом письменном столе телефонного аппарата. Набрала номер.
- Але, - сказала Алла Бо®исовна, - Соня? Привет, это Алла. Нет, не падай только. Да вот, решила чего-то позвонить. А то? Да я-то ничего… помаленьку, да… ты лучше давай про себя расскажи… ну телевизор-то смотрю, газеты читаю, но ты же понимаешь, что там врут все… лучше сама, сама, да…
Алла Бо®исовна присела на краешек кресла.
Следующие полтора часа певицы провели в задушевных разговорах и воспоминаниях об ушедшей юности.
- Да я вот и удивляюсь, как ты в таком, прости, возрасте умудряешься так выглядеть, - говорила Алла Бо®исовна и слушала ответ, - Любовь, говоришь? Ну, любовь – это понятно. Без нее ж, сама понимаешь, как на свете прожить… да… да… в гости бы заходила. Чаю выпьем. Вот как приедешь, так и заходи… да.. ну пока, пока. Рада была тебя слышать.
Алла Бо®исовна положила трубку и долго сидела в задумчивости, чему-то легко улыбаясь. Потом снова сняла трубку и набрала номер своего супруга, Филиппа Бедросовича Киркорова.
- Филя, - сказала Алла Бо®исовна, - Давай-ка немедленно приезжай домой. Я Соне звонила, она мне сказала, что рецепт ее красоты – любовь. Так что сам понимаешь… да… когда будешь? Жду, жду.
Алла Бо®исовна положила трубку и сладко потянулась.

Четверг, 22 января 2004 г., 20:29:28

Снег не переставал. На Марсе начались пыльные бури. Алла Бо®исовна Пугачева сидела за компьютером и пыталась с помощью бейсбольной биты как можно дальше забросить грустного пингвина. Пингвин летел и разбивался, результат не превышал двухсот метров, Алла Бо®исовна роняла слезы.
- Алла! Алла! – раздался в дверях гостиной голос Максима Галкина, - А я поставил рекорд!
- Какой рекорд? – автоматически спросила Алла Бо®исовна, неудачно кликая мышкой и пропуская несчастного пингвина мимо биты.
- Триста! – воскликнул Максим Галкин, и хлопнул в ладоши, - Оп-ля-ля! Триста!
- Триста тысяч за концерт?! – Алла Бо®исовна обернулась к Максиму и удивленно подняла брови, - Да не может этого быть! Я получаю сотню!
- Не за концерт! – продолжал восторженно кричать Максим Галкин, - Триста метров! Я забросил пингвина на триста метров!
- Пингвина? – переспросила Алла Бо®исовна, - Какого пингвина? Ах, да…
Алла Бо®исовна снова повернулась к компьютеру.
- Триста метров, говоришь? – спросила Алла Бо®исовна с плохо скрываемой завистью, - А ты не врешь?
- Хочешь – посмотри! – кричал Максим Галкин, - Посмотри на моем компьютере в детской!
Алла Бо®исовна встала из-за стола и пошла вслед за Максимом в детскую.
За компьютерным столом в детской сидела Анастасия Стоцкая и яростно щелкала кнопкой мыши. Раздавался сдавленный возглас, и что-то мягко шлепалось.
- Настька! – закричал Максим Галкин, и на глазах его появились слезы, - Тут же мой результат был! Че ты села-то? Че ты села?!
Максим подбежал к Анастасии и больно дернул ее за длинные рыжие волосы. Анастасия заверещала.
- Да тихо вы! – воскликнула Алла Бо®исовна, - Разве так можно с девушками обращаться?
- А чего она? – плаксиво закричал Максим Галкин, - Чего она? Я кидал, кидал, а она…
- А ты один что ли? – всхлипывала Анастасия Стоцкая, - Один, да? Один? Я тоже хочу! Я тоже хочу играть! Не твой компьютер вообще!
- Так, тихо я сказала! – повысила голос Алла Бо®исовна, - Будете играть по очереди. Десять раз Настя, десять раз Максим. И чтоб тихо сидели, как мыши! Не мешайте мне, я тоже хочу на триста метров кинуть.
Алла Бо®исовна вышла из детской, вернулась в гостиную, сняла телефонную трубку и набрала номер своего супруга, Филиппа Бедросовича Киркорова.
- Филя, - сказала Алла Бо®исовна, - Ты когда домой будешь?
- Ща, погоди, - ответил Филипп Бедросович, и Алла Бо®исовна услышала в трубке какие-то странные звуки.
- Ты че там делаешь-то? – спросила Алла Бо®исовна.
- Да тут… - смущенно сказал Филипп Бедросович, - Тут такая штука… Знаешь, вроде игры, что ли. Пингвин падает, и надо его…
Алла Бо®исовна молча положила трубку и подошла к окну.
С неба медленно падал опостылевший снег.
Алла Бо®исовна присмотрелась внимательнее и увидела, что это не снежинки, а маленькие пингвинчики.

Пятница, 23 января 2004 г., 20:34:19

В Москве ударили первые морозы. Марсоход "Спирит" перестал передавать сигналы. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели на своей кухне. Алла Бо®исовна лепила пельмени, а Филипп Бедросович красил ногти.
- Вот американцы клоуны, - сказал Филипп Бедросович, - Марсоход – и тот потеряли…
- Не говори, - поддержала супруга Алла Бо®исовна, - Все Мишу Задорнова шпыняют, а ведь он прав, прав. Тупые они…
Вдруг зазвонил телефон. Филипп Бедросович снял трубку.
- Алё, - сказал Филипп Бедросович, - Кто это?
- Филипп Бедросович? – спросили на другом конце трубки, - Это вам из Голливуда звонят.
- Хватит прикалываться-то, - засмеялся Филипп Бедросович, - Максим, это ты, что ли?
- Нет, Филипп Бедросович, - ответили в трубке, - Это не Максим. Это и правда из Голливуда. Мы имеем для вас деловое предложение.
- Ну рассказывайте, - сказал Филипп Бедросович, прикрыл трубку рукой и прошептал Алле Бо®исовне: - Галкин разыгрывает…
- Филипп Бедросович, мы снимаем мультфильм про бременских музыкантов, - ответили в трубке, - И хотели бы предложить вам озвучить одного из персонажей.
- Трубадура? – уверенно спросил Филипп Бедросович.
- Нет, Филипп Бедросович, - ответили в трубке, - Трубадур у нас уже есть. У нас козла нет.
- Кого?! – задохнулся Филипп Бедросович, - Козла?!
- Козла, Филипп Бедросович, - ответили в трубке, - Нам кажется, что вы очень подходите на эту роль.
- Галкин! - повысил голос Филипп Бедросович, - Ты говори да не заговаривайся! За козла и ответить можно!
- Очень хорошо, - ответили в трубке, - Какая экспрессия! Нам именно это и надо. Вы не могли бы подъехать на пробы.
- Сами козлов озвучивайте, - крикнул Филипп Бедросович и швырнул трубку об стену.
- Тихо ты, тихо, - успокаивающе сказала Алла Бо®исовна, - Что там такое-то?
- Представляешь, - рассказывал Филипп Бедросович, - Они предложили мне озвучивать козла!
- Ну а че бы не озвучить козла? – спросила Алла Бо®исовна, - Пора уже тебе актерством-то заниматься. Все занимаются. Я в кино играла, Кристина играла, Алсу вон и та подругу Ницше играть собирается. А ты все по сцене скачешь. Не солидно.
- Да я готов сыграть! – кипятился Филипп Бедросович, - Но пусть дадут нормальную роль! Почему козла-то?!
- Ну, знаешь, - ответила Алла Бо®исовна, - Лучше козел в Голливуде, чем Ленин на Мосфильме. Правильно я говорю?
- Ну, может и правильно… - успокоился Филипп Бедросович, - Но я же уже отказался…
- Ничего, не переживай, - сказала Алла Бо®исовна, пуская пельмени в кипяток, - Такой козел как ты на дороге не валяется. Позвонят еще раз.
Филипп Бедросович обиженно смотрел на супругу.

Понедельник, 26 января 2004 г., 17:04:58

На Марсе приземлился второй марсоход. В Индии провели военный парад. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров слушали девятую симфонию Бетховена.
- Послушай, дорогая, - сказал Филипп Бедросович Алле Бо®исовне, - Че-то эта симфония уже как-то поддостала. Ты не находишь?
- Вообще-то есть немножко, - согласилась Алла Бо®исовна, - Особенно это вот "Зупер" в конце. После оды радости.
- Может, выключить ее? – спросил Филипп Бедросович.
- А че тогда слушать? – спросила в ответ Алла Бо®исовна.
- Ну, не знаю, - сказал Филипп Бедросович, - Может, Виагру?
- Да ну ее уже, Виагру твою, - отмахнулась Алла Бо®исовна, - Давай лучше Алсу послушаем.
- Алсу-колбасу, - пробормотал Филипп Бедросович и пошел к стеллажам с компакт-дисками.
Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказала она, - Здравствуй, Ося. Что случилось? Да ты что? А они? А ты? А он? А ты? А они? Ну ты подумай!
Алла Бо®исовна прикрыла трубку рукой и стала быстро рассказывать Филиппу Бедросовичу:
- Кобзон звонит. Говорит, позвали его в эту поднебесную, в гости к Тату. Ну он, значит, давно хотел с ними познакомиться, хвост распушил, костюм погладил и пошел. Приходит – а их там нет. Только сидит этот один ихний.. как его…
- Шаповалов? – подсказал Филипп Бедросович.
- Шаповалов, во! – подхватила Алла Бо®исовна, - Сидит и предлагает, значит, глумливо с Кобзоном поговорить вместо этих Тату. Ну, Ося так хотел, расстроился. Хлопнул дверью, ушел…
- Да… - протянул Филипп Бедросович, - Дела… Динамистки. Пожилой человек, ну разве ж так можно?
- Не говори, - покачала головой Алла Бо®исовна и сказал в трубку, - Ося, да плюнь ты. Приезжай к нам. Или я тебе уже хуже Тату? Конечно, не хуже. Давай, бери супругу, и приезжайте. Я пельменей наделаю. Ну все, пока, целую.
Алла Бо®исовна положила трубку.
- Филя, ты вот что, - сказала она супругу, - Ты брось эту свою Алсу и давай-ка, сгоняй в магазин. Купи там чего надо… к пельменям-то.… А я на кухню пошла.
Алла Бо®исовна поднялась с дивана и вышла из гостиной. Филипп Бедросович радостно потер ладони и улыбнулся.
- Пельмени… - сказал Филипп Бедросович мечтательно.

Вторник, 27 января 2004 г., 13:53:07

По Марсу ехал марсоход. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров формировали семейный бюджет.
- Бакс, говорят, теперь плохой пошел, - рассказывал Филипп Бедросович Алле Бо®исовне, - От баксов надо избавляться.
- Избавляться? – с недоверием спросила Алла Бо®исовна, - От долларов? Ты очумел, что ли?
- Посмотри на курс! – убеждал Филипп Бедросович, показывая Алле Бо®исовне газету "Financial Times".
- Я без очков не вижу, - отвечала Алла Бо®исовна, - Да и по-английски не понимаю.
- Да причем тут английский? – горячился Филипп Бедросович, - Курс пишут цифрами! Вот тут написано: двадцать восемь пятьдесят один.
- И чего это значит? – спросила Алла Бо®исовна, посмотрев на супруга.
- Это значит, что баксы надо сливать, - терпеливо разъяснил Филипп Бедросович, - И покупать что-нибудь другое.
- Другое? – спросила Алла Бо®исовна, - И что же, например? Куртки с бриллиантами? Яйца Фаберже?
- Ну почему обязательно яйца, - почему-то смутился Филипп Бедросович, - Можно евро покупать. А можно и не евро. Золото, например.
- Золото? – скучающим голосом спросила Алла Бо®исовна, - У нас этого золота…
- Ты не понимаешь, - сказал Филипп Бедросович. – надо не бирюльки покупать, а слитки. Килограмм пять-десять на пробу. Или…
- Десять килограмм? – засомневалась Алла Бо®исовна, - Это ж неудобно как с собой носить…
- Или вот еще идея… - продолжал Филипп Бедросович, - Надо Хаммер сделать золотым!
Алла Бо®исовна с интересом посмотрела на мужа.
- Хаммер? – спросила она, - Это мне нравится. Золотого Хаммера еще ни у кого нет. У нас у первых будет.
- Решено! – рубанул воздух ладонью Филипп Бедросович, - Делаем Хаммер!
- Слушай, - тихо сказала Алла Бо®исовна, - У нас шампанского нету?

Среда, 28 января 2004 г., 13:14:07

По телевизору показывали новости. Филипп Бедросович Киркоров читал Бориса Акунина, Алла Бо®исовна Пугачева чистила картошку и мельком поглядывала на экран. Вдруг глаза ее расширились.
- Ничего себе… - прошептала Алла Бо®исовна и выпрямилась.
Филипп Бедросович оторвался от книги и посмотрел на экран.
Огромный заполненный людьми стадион шумел тысячами голосов. Камера летала как птица, проносилась над трибунами и полем, после чего остановилась на арене.
Одетая гладиатором Бритни Спирз смотрела с экрана смелыми и чистыми глазами.
Алла Бо®исовна раскрыла рот.
Филипп Бедросович отложил книгу.
- Buddy you're a boy make a big noise, - затараторила Бритни Спирз своим звонким голоском, - Playin' in the street gonna be a big man some day.
Алла Бо®исовна закашлялась.
- You got mud on yo' face, - продолжала Бритни, - You big disgrace. Kickin' your can all over the place.
Филипп Бедросович схватился рукой за сердце.
- We will we will rock you, - хором заголосили стоявшие рядом с Бритни Пинк и Бейонси Ноулз.
- Ну почему… - прошептала Алла Бо®исовна, - Ну почему у них так.… А у нас вот так вот все!
Алла Бо®исовна швырнула нож с миску с очищенной картошкой и зарыдала.
- Алла, - Филипп Бедросович тронул ее за плечо, - Ну че ты в самом деле.… Ну, подумаешь, песню спели… Мы и не так можем…
- Нет, - рыдала Алла Бо®исовна, - Мы так не можем! Мы только мадам Брошкину можем! И розу чайную! Уйди от меня! Я старая, никому не нужная женщина. Я никогда не буду, как они…
Алла Бо®исовна тыкала мокрым пальцем в экран и содрогалась от рыданий.
- Ну и что? – удивился Филипп Бедросович, - Ну и что, что не будешь. Да и неправда, что ты никому не нужна. Ты мне нужна. Кристине, Максиму. Коле Баскову нужна. Настьке…
Алла Бо®исовна беспомощно всхлипывала.
- Нам надо в отпуск, - сказал Филипп Бедросович, - Я завтра же закажу билеты. Нет, сегодня же!
Алла Бо®исовна всхлипнула еще раз, выловила в миске мокрый нож и взяла со стола недочищенную картофелину.

Четверг, 29 января 2004 г., 14:21:01

В Москве ожидали метель. В Иерусалиме взорвали автобус. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной и смотрели по телевизору передачу "К барьеру".
- Сегодня Лолитка против Новикова, - сказал Филипп Бедросович, открывая банку пива.
- Ох, уделает она его, - вздохнула Алла Бо®исовна, насыпая в большую вазу чипсы.
- Чипсы, чипсы! – прискакал на запах Максим Галкин.
- А ну мыть руки! – рявкнуйла на Максима Алла Бо®исовна.
Максим обиженно ускакал.
- Ну да, Лолита – голова, - сказал Филипп Бедросович, - Я ей палец в рот не положил бы.
Алла Бо®исовна внимательно посмотрела на мужа.
- А мне кажется, - медленно сказала она, - Что положил бы.
Филипп Бедросович поперхнулся пивом.
- Ну что ты… - покраснел он, - Нет, не положил бы…
Прискакал максим Галкин и мокрыми руками и рухнул лицом в чипсы.
- Максим! – хором вскричали Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович, - А ну немедленно ешь как люди! Руками!
- Смотрите, смотрите, - закричал вдруг Максим Галкин, тыча рукой в экран телевизора. Алла Бо®исовна и Филипп Бедросович перевели взгляды на экран.
На экране показывали толстого, похожего на провинциального батюшку мужичка в очках, с бородой и глупой прической русского крестьянина. Мужичок держал в руках микрофон и, волнуясь и запинаясь, говорил:
- Я работаю в газете ГАЗЕТА. Лолита, зачем вы гоните зрителю всю эту пошлятину?
- Урезал! – сказал Филипп Бедросович и глотнул пива.
- Да это Кононенко, - сказала Алла Бо®исовна, - Известный хам…
- Да вы просто непрофессиональны! – отвечала на экране Лолита мужичку, - Я знаю систему Станиславского! А вам надо бы поучиться! Газета ваша – желтая! Желтая пресса!
Мужичок смутился и положил микрофон.
- Не, - сказал Филипп Бедросович, - Я ей палец в рот не положил бы…
- Горячая девка, - сказала Алла Бо®исовна, беря чипсы, - Жаль только, поет фигово…
Филипп Бедросович молча кивал.
Максим Галкин весело смеялся.

Понедельник, 2 февраля 2004 г., 15:00:27

Наступил День Сурка. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной и разучивали слова песен. Филипп Бедросович учил песню "Зайка моя", а Алла Бо®исовна – песню "Мадам Брошкина".
- Слушай, дорогая, - сказал Филипп Бедросович, - Тебе не кажется. что это все уже когда-то было?
- Что именно? – спросила Алла Бо®исовна, не отрывая глаз от текста песни.
- Ну, вот все это, - Филипп Бедросович обвел руками вокруг себя, - Гостиная, песни эти… мы с тобой…
- Было, конечно, - ответила Алла Бо®исовна, - Вчера было. И позавчера. Мы же артисты. У тебя что, температура?
- Да нет у меня никакой температуры, - ответил Филипп Бедросович, - Просто мне кажется, что я уже когда-то учил эту песню.
- Нот всего семь, - философски заметила Алла Бо®исовна, - И все песни уже давно написаны. Мы просто повторяем чей-то прошлый опыт.
- Это-то понятно, - задумчиво пробормотал Филипп Бедросович, - И все же тут что-то не так. Мне кажется, что я сейчас зайду в детскую, а там нет Максима Галкина.
Филипп Бедросович встал и прошел в детскую.
- Ну вот, я же говорил, - сказал Филипп Бедросович, - Нет тут Максима.
- Какого Максима? – удивленно спросила Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович вернулся из детской, достал из кармана свою записную книжку и перелистал ее.
- А у меня нет телефона Настьки, - сказал он.
- Какой еще Настьки?! – прошептала Алла Бо®исовна, и глаза ее загорелись недобрым ревнивым огнем.
Филипп Бедросович почесал в затылке.
- Вот и я не могу вспомнить, какой… - растерянно сказал он.
Алла Бо®исовна отложила в сторону текст.
- Ну, вот что, - сказала она, - Надо бы водки выпить. Че-то не то с нами…
Филипп Бедросович согласно кивнул.

Вторник, 3 февраля 2004 г., 15:13:42

В Москве ударил мороз. В здание американского конгресса прислали письмо с ядовитым порошком. Алла Бо®исовна Пугачева стояла в спортзале возле балетного станка и делала гимнастику. Вдруг в зал вошел Филипп Бедросович Киркоров.
- Смотри, как я похудела, - сказала Алла Бо®исовна, высоко поднимая ногу, - Этак к десятилетию свадьбы я буду моложе тебя выглядеть.
- Да уж, - задумчиво сказал Филипп Бедросович, посмотрев на свое отражение, - Эта борода мне молодости не добавляет…
Алла Бо®исовна улыбнулась и сделала несколько па.
Вдруг Филипп Бедросович подошел к супруге и резко дернул ее за верхнюю часть туалета. Затрещала разрывающаяся ткань.
- Ты че, офонарел что ли?! – воскликнула Алла Бо®исовна, прикрывая оторванной деталью, обнажившиеся части тела, - Не три копейки-то костюм стоит…
- Может, попробуем так? – сказал Филипп Бедросович, как будто не заметив смущения Аллы Бо®исовны.
- Попробуем что? – Алла Бо®исовна покраснела.
- Ну, как эти… - неопределенно махнул рукой Филипп Бедросович и смущенно сказал, - Как Джанет Джексон и Джастин Тимберлейк…
Алла Бо®исовна удивленно посмотрела на супруга, потом медленно нагнулась, сняла с ноги спортивный тапочек, быстро распрямилась и замахнулась тапочком на Филиппа Бедросовича.
- Ты, видать, совсем сдурел! – закричала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович отступил.
- Я – Народная артистка СССР! – кричала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович развернулся и побежал из зала прочь.
- Меня полмира знает, - Алла Бо®исовна швырнула в спину супругу тапочек, - К Тату своим езжай, их за причиндалы дергай!
Филипп Бедросович скрылся.
Алла Бо®исовна перевела дух, повернулась к зеркалу и попыталась приладить оторванную лямку трико.
- Идиот, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Такую вещь испортил…
Алла Бо®исовна вспомнила, как это было, и улыбнулась.

Четверг, 5 февраля 2004 г., 14:29:02

В Москве снова прошел снегопад. Авраама Руссо жестоко избили. Алла Бо®исовна Пугачева и ее дочь Кристина Миколасовна Орбакайте купили апельсинов и поехали в закрытый госпиталь.
- Авраамчик, что они с тобой сделали! – воскликнула Кристина Миколасовна, глядя на забинтованного Авраама Руссо.
- Скинхеды наверняка, - уверенно сказала Алла Бо®исовна и положила на тумбочку пакет с апельсинами.
- Вы теперь меня бросите, - простонал Авраам Руссо.
- Ну что ты, Аврамчик… - сказала Кристина Миколасовна, - Я не отдам тебя никому…
Потом подумала и прибавила:
- Прощу любую твою вину…
- Правда? – тихо спросил Авраам Руссо, - Правда, простишь?
- Правда, - сказала Кристина и по щеке ее скатилась непрошенная слеза.
- Я на последнем концерте, - почти прошептал Авраам Руссо, - Твою фанеру выключил… Ты живьем пела.
Кристина Миколасовна сжала губы и залилась краской.
- Ну, знаешь… - прошипела она, глядя на Авраама без жалости, - Такое не прощается.
Кристина Миколасовна встала со стула и выбежала из палаты, хлопнув дверью.
Алла Бо®исовна посмотрела на Авраама и повертела пальцем у виска.
- Идиот, - сказала Алла Бо®исовна, - Разве ж такими вещами шутят.
Авраам улыбнулся.

Вторник, 10 февраля 2004 г., 17:36:56

В Москве снова шел снег. В моргах опознавали погибших, на кладбищах хоронили опознанных. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостиной и плакали. Вместе с ними плакали Максим Галкин и Анастасия Стоцкая. В центре гостиной стоял Николай Басков. Лицо его было виноватым.
- Так нечестно, - говорила Алла Бо®исовна, - Так нельзя поступать. Ты не можешь уехать.
- Я хочу петь оперу… - оправдывался Николай, - Мне надоело вести телепередачи про дом…
- Ты народный артист! – возмущенно говорил Филипп Бедросович, - Ты нужен России! Тем более сейчас, в тяжелую минуту!
- Ну… - смущенно говорил Николай.
- Я понимаю, Авраамчик уехал, - продолжала Алла Бо®исовна, - Ну ему нос сломали! А сейчас ему с его лицом вообще опасно по улицам будет ходить. Но ты-то! Ты-то!!
- А что я… - не знал, что сказать Николай.
- Как я буду концерты давать? – всхлипывал Максим Галкин, - Как?
- Сам, - ответил Николай, - Сам будешь давать…
- Сам?! – ужаснулся Максим.
Анастасия Стоцкая залилась слезами.
- Грэмми хочешь получить, - язвительно спросил у Николая Филипп Бедросович, - Как Горбачев хочешь? Эмси Басков? Так не дадут тебе!
- Почему Грэмми… - продолжал оправдываться Николай, - Мне нужен творческий импульс. Я не могу все время одно и то же делать. Я не "Тату". Да даже "Тату" не выдержали!
- Не оправдывайся, - строго сказал Филипп Бедросович, – Ты предаешь Родину! Ты семью предаешь!
- Я хочу петь оперу, - упрямо твердил Николай Басков, - Мне надоело петь про широкие поля.
- Надо петь! – воскликнула Алла Бо®исовна, - Так хочет народ! А мы служим народу! И другого народа у нас нет!
Алла Бо®исовна вскочила с места и выбежала из гостиной. Филипп Бедросович бросился за ней. Максим, открыв рот, смотрел на Николая.
Анастасия снова залилась слезами.

Среда, 11 февраля 2004 г., 14:10:28

Москву завалило снегом. Иван Петрович Рыбкин вернулся из Киева. Алла Бо®исовна в переднике готовила обед. Филипп Бедросович Киркоров читал газету "Жизнь".
- Ну ты только послушай, что пишут, - сказал Филипп Бедросович, - У Алсу почечные колики. Надо же, такая молодая девушка, не пьет, не курит, папа олигарх – а все туда же, колики.
- Это её папины денежки колют, - сказала Алла Бо®исовна, - Народ голодает, а она по Евровиденьям разъезжает…
- Ну ладно, что ты… - примиряюще сказал Филипп Бедросович, - Она талантливая… как Настька почти…
- Помешался ты на своей Настьке, - заворчала Алла Бо®исовна, - Все время: Настька, Настька, Настька… У тебя, между прочим, жена есть… И тоже, между прочим, не салонная певичка…
- Ты - другое… - отложив газету, сказал Филипп Бедросович, - Ты – жена. Единственная, так сказать, и вечная любовь… Я тут, кстати, с Настькой отказался постельную сцену в клипе играть…
- Из-за меня? – спросила Алла Бо®исовна, покраснев от удовольствия.
- Из-за следователя, - ответил Филипп Бедросович, - Следователь пришел. За показаниями.
- Какими еще показаниями? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Ну насчет ста штук грина, что стырили в Пит… - начал было Филипп Бедросович и внезапно замолчал.
- Это каких еще ста штук? – медленно спросила Алла Бо®исовна и приподнялась, - Это каких еще таких ста штук в Питере?!
Алла Бо®исовна развязала кухонный передник.
- Алла, Алла, - торопливо сказал Филипп Бедросович и отодвинулся.
- Я кого спрашиваю?! – грозно сказала Алла Бо®исовна, наматывая передник на кулак, - Что за деньги?! Почему я не знаю?!
- Алла, Алла! – тревожно закричал Филипп Бедросович и бросился вон из кухни.
Алла Бо®исовна бросилась за ним.

Пятница, 13 февраля 2004 г., 13:30:53

В Москве потеплело. Вернувшийся Иван Рыбкин засобирался в Лондон. Сеульские генетики клонировали человека.
Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в своей гостинной, с головой уйдя в литературу.
Филипп Бедросович с первозданным рвением изучал орфографический словарь, а Алла Бо®исовна листала поваренную книгу.
- Ха-ха!.. Не может быть!.. Вот это да!.. Даже так?!! – то и дело доносилось от Филиппа.
С каждым возгласом Филиппа Алла Бо®исовна раздраженно возвращалась к началу читаемой страницы.
- Ну, хватит! – не вытерпела Алла Бо®исовна, - Из-за тебя я не могу выучить ни одного рецепта!
Чем семью кормить непонятно! Сиди, щелкай каналами!
Филипп обижено защелкал новостями.
- Ух, ты, смотри какой Буш симпатичный был, пока от армии кос… - осекся Филипп под мрачным взглядом Аллы Бо®исовны и тут же переключил дальше. На «Муз-ТВ» ведущие настойчиво пытались узнать у Земфиры что-то про наркотики. Алла Бо®исовна удивленно привстала с кресла.
- Оппаньки… Накрасили ее что ли? Волос этих ее сальных нет, и вообще… А для пластики вроде рано еще.. - Алла Бо®исовна быстро кинула взгляд в зеркало, - Ладно, дальше давай! Час от часу не легче.
Филипп Бедросович вновь закликал пультом. На экране показывали сперва небольшие целлофановые пакеты с мясом, затем панорамный вид какой-то немецкой деревеньки.
- Вот, оставь, сейчас рецепты немецкой кухни пойдут… - Алла Бо®исовна надела очки и приготовилась записывать.
Но показывали почему-то зал суда. Филипп Бедросович сделал погромче.
- Психологи делают упор на сексуальный мотив. В пользу этой версии говорит якобы тот факт, что Армин М. нашел свою будущую жертву на сайте знакомств для гомосексуалистов…
- Дальше переключать? - Филипп Бедросович нервно заерзал.
- Тихо! - шикнула Алла Бо®исовна и Филипп замер.
- Как заявил государственный обвинитель по этому делу Ханс-Манфред Юнг, желание жертвы умереть ни в коей мере не оправдывает совершенного убийства и восемь лет заключения вполне…
- Восемь лет, - задумчиво прошептала Алла Бо®исовна и внимательно перевела взгляд с толстой левой ноги Филиппа Бедросовича Киркорова на не менее толстую правую ногу Филиппа Бедросовича Киркорова.
Когда Алла Бо®исовна молча отправилась на кухню, Филипп Бедросович все еще беззаботно переключал каналы.

В Москве стоял мороз и светило солнце. Алла Бо®исовна Пугачева смотрела по телевизору старинный кинофильм "Пятница 13-е". Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказала Алла Бо®исовна.
- Алла! – раздался в трубке голос Филиппа Бедросовича Киркорова, - Все разъяснилось! Авраам оказался армянин!
- Шутишь… - прошептала Алла Бо®исовна.
- Да какие уж тут шутки! – возбужденно кричал Филипп Бедросович, - СМИ пишут, сама понимаешь!
- Тогда понятно, за что его избили… - сказал Алла Бо®исовна.
- Да никто его не бил! – не унимался Филипп Бедросович.
- А что же с носом-то у него тогда? – удивилась Алла Бо®исовна, - Мы же ходили с Кристиной в больницу…
- Майкл Джексон! – воскликнул Филипп Бедросович, - Он просто укорачивал себе нос!
- Пластика… - прошептала Алла Бо®исовна, - Получается, что Пригожин все выдумал про драку?...
- Ну, - весело ответил Филипп Бедросович, - Фантазер.
- Послушай… - задумчиво сказала Алла Бо®исовна, - Так если Пригожин выдумал про эту драку… может, он и про Валерию тогда все выдумал? Ну, что Шульгин ее бил?
- Может и так, - согласился Филипп Бедросович, - Еще неизвестно, кто там кого бил
- Да… - протянула Алла Бо®исовна, - Верить нельзя никому…
- Мне – можно, - сказал Филипп Бедросович, - Скоро буду.
- Хлеба купи, - пробормотала Алла Бо®исовна и положила трубку.
На экране Джейсон Вурхис надевал маску хоккеиста.

Понедельник, 16 февраля 2004 г., 14:07:35

В Москве сияло солнце. В Ясенево обрушился аквапарк. Алла Бо®исовна Пугачева сидела дома и организовывала фэн-шуй. Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказала Алла Бо®исовна.
- Здравствуйте, Алла Бо®исовна – сказали в трубке, - Это вам из газеты "Известия" звонят. Скажите, Вы, правда, хотите построить жилой дом на места станции юных натуралистов?
- А откуда мне знать, что вы из газеты "Известия"? – подозрительно спросила Алла Бо®исовна, - Вдруг вы из "Экспресс-газеты"? Я вот вам скажу, а вы потом все переврете. Переврете же?
- Я могу к вам приехать, - сказали в трубке.
- Это еще зачем? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Вы посмотрите мне в глаза, - ответили в трубке, - И поймете, что я не из "Экспресс-газеты".
- Прямо по глазам пойму? – с интересом спросила Алла Бо®исовна, - А это как это?
- Очень просто, - сказали в трубке, - У сотрудников газеты "Известия" совершенно особенные глаза.
- Мунипов, - отрывисто сказала Алла Бо®исовна, - Это ты что ли балуешься?
- Нет, Алла Бо®исовна, - ответили в трубке, - Это не Мунипов. Это корреспондент "Известий" Антон Помещиков.
- Развелось вас, - пробормотала Алла Бо®исовна, - Не скажу ничего. Натуралисты сами виноваты. Я могу и денег дать. Причем тут дом? Мы просто думали когда-то. Дети могут и попросить. Надо просто разобраться. Понимать, о чем говорить. Пусть придут и попросят. А дом может и быть. Может и дом. Почему бы и не юннаты? Зверушки – они же тоже. Нет, чтобы поделывать там, поделывать. Надо и проверять, прежде чем. Потому что надо бы, если и как. Дом строить и не могу. А станция – она и станция, да. Мы тут думали, собирались. Что случилось? В чем дело?
- Алла Бо®исовна? – осторожно спросил корреспондент Помещиков.
- Кто это? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Я вам потом позвоню, - тихо сказал корреспондент Помещиков.
Алла Бо®исовна удивленно посмотрела на телефонную трубку, из которой доносились короткие гудки.
- Ничего не понимаю, - сказала Алла Бо®исовна и посмотрела в зеркало.
За окном пошел тихий снег.

Вторник, 17 февраля 2004 г., 12:09:55

В Москве стоял небольшой мороз. В Ясенево разбирали завалы. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров тренировали своих охранников.
- Самое главное, - говорил Филипп Бедросович, медленно прохаживаясь вдоль шеренги крепких сотрудников "Киркоров продакшнз", - Ловить папарацци! Папарацци – наша главная добыча!
- Смерть папарацци! – хором выдохнули сотрудники.
- Только с умом надо ловить, - сказала Алла Бо®исовна, - Вы зачем их ловите?
- Чтобы не снимали! – бодро ответил один из сотрудников.
- Идиот, - сказала Алла Бо®исовна, - Пусть снимают! И чем больше – тем лучше.
- И эти фотографии необходимо сохранять в целости! – строго сказал Филипп Бедросович.
- Можно вопрос, хозяин? – нагло спросил один из охранников.
- Спрашивайте, - разрешил Филипп Бедросович.
- А зачем вам эти фотографии? – спросил охранник.
- Понятно, зачем, - сказала Алла Бо®исовна, - Торговать будем…
- Тс-с-с-с….. – прервал супругу Филипп Бедросович, - Ну чего ты? Вы ничего не слышали!
- Мы ничего не слышали! – хором выдохнули охранники.
- Эти фотографии мы подарим детям! – объявил Филипп Бедросович, - Искусство принадлежит народу!
- Так точно! – снова выдохнули охранники.
- Идиоты, - пробормотала Алла Бо®исовна.

Вторник, 24 февраля 2004 г., 14:21:23

Наступил великий пост. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели на кухне и кушали репу.
- Агутиным попугая подарили, - рассказывал Филипп Бедросович, - Так они его съели.
- Съели? – удивилась Алла Бо®исовна, - В пост?!
- Он у них матерно ругался, - сказал Филипп Бедросович, - Анжелика очень стеснялась.
- Как же, - язвительно сказала Алла Бо®исовна, - Стеснялась она. Нашли стеснительную.
- А как ты думаешь, - задумчиво спросил Филипп Бедросович, жуя репу, - Долго в этом году продержимся?
- Не знаю, - ответила Алла Бо®исовна, намазывая на сухарик клубничный джем, - Ну дня четыре-то по любому надо.
- Тяжело быть православным, - вдохнул Филипп Бедросович, - Лучше б я родился евреем.
- Тогда тебе сделали бы обрезание, - сказала Алла Бо®исовна и чему-то мечтательно улыбнулась.
- Обрезание в детстве делают, - сказал Филипп Бедросович, - Я бы ничего не помнил. Чик – и готово. Зато потом всю жизнь мясо можно есть.
- Свинину нельзя, - сказала Алла Бо®исовна.
- Ну и что, - ответил Филипп Бедросович, - Кроме свинины столько еще разного мяса есть…
- Надо было тебе родиться арабом, - сказала Алла Бо®исовна.
- Ага, и не пить вина всю жизнь? – отозвался Филипп Бедросович, - Спасибо уж. Лучше индусом.
- Тогда нельзя говядину, - сказала Алла Бо®исовна.
- Знаешь, дорогая, - задумчиво сказал Филипп Бедросович, делая глоток зеленого чая, - Жизнь сложная штука.
Алла Бо®исовна согласно кивнула головой.

Четверг, 26 февраля 2004 г., 12:10:12

Все растаяло. В Москве прогнали правительство. Алла Бо®исовна Пугачева и Филипп Бедросович Киркоров сидели в столовой, и пили из самовара чай.
- Интересно, - сказала Алла Бо®исовна, - Почему про нас с тобой никто не хочет снять кино?
- Может, и хотят, - ответил Филипп Бедросович, - Да не решаются предложить.
- Боятся? – хихикнула Алла Бо®исовна.
- Боятся, - подтвердил Филипп Бедросович, - Мы же не абы кто, мы звезды типа…
- Я бы была вроде супермена… - мечтала Алла Бо®исовна, - Летала бы по небу и спасала людей…
- Ага, - кивнул Филипп Бедросович, - Юннатов бы спасала. А я тогда был бы капитаном подводной лодки.
- Это почему это? – удивилась Алла Бо®исовна.
- А потому что они по полгода в плавании, - сказал Филипп Бедросович, - А жена ждет на берегу.
- Я не буду тебя ждать на берегу, - сказала Алла Бо®исовна, - У меня своих дел по горло.
- Я так и знал, - удрученно сказала Филипп Бедросович, - Всегда так. Думаешь, мечтаешь, строишь планы – а тебе по мордасам…
- Кстати, - сказала Алла Бо®исовна, - Я сегодня из "Балчуга" еле вышла. Приехали какие-то два мужичка, один волосатый, другой на Моисеева смахивает. Все вокруг бегают, суетятся.… Это кто? Модельеры, небось, какие-нибудь кипяченые…
- Я спрашивал у охраны. Сказали, что это какой-то Роджер Тейлор, - сказал Филипп Бедросович, - и еще какой-то Брайан Мэй.
- Ну, точно, - сказала Алла Бо®исовна, наливая себе, еще чаю, - так могут звать только модельеров.
- Может и модельеры, - пожал плечами Филипп Бедросович, - Одно точно – с такими рожами только других одевать… я бы по телевизору с такой рожей не показывался.
- А их что, - удивилась Алла Бо®исовна, - По телевизору показывают?
- Не, я не видел, - сказал Филипп Бедросович, - Наверняка не показывают. Там нас с тобой показывают. И Максима Галкина.
- Понаехали тут, - пробурчала Алла Бо®исовна.
Филипп Бедросович посмотрел на супругу влюбленными глазами.

Понедельник, 1 марта 2004 г., 13:13:52

На Москву опустился густой туман. Пришла весна. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в своей гостиной и смотрела по телевизору финал телешоу "Тату" в "Поднебесной".
- Ага, - удовлетворенно говорила Алла Бо®исовна, - Замечательно. Так ему и надо. Выскочка! Хам! Педофил!
- Где педофил?! – в гостиную вбежал Максим Галкин, - Где педофил?! Покажи педофила!
Алла Бо®исовна ткнула пальцем в экран телевизора. На экране что-то говорил Иван Шаповалов.
- Вот, Максим, - назидательно сказала Алла Бо®исовна, - Вот этот вот человек и есть самый страшный педофил.
- А что он сделал? – заинтересованно спросил Максим, рассматривая Ивана Шаповалова.
- Девочек поматросил, - сказала Алла Бо®исовна, - И потом бросил. Вернее, они его сами бросили. Но это ничего не меняет.
- И теперь ему грустно? – с жалостью в голосе спросил Максим.
- Теперь ему еще как грустно, - сказала Алла Бо®исовна, - И хорошо. И правильно. Пусть ему будет грустно.
- А что теперь будет с теми девочками? – спросил Максим, - Они пойдут на панель?
- Фу, Максим! – воскликнула Алла Бо®исовна, - Кто тебя такому научил?! Почему на панель-то? Ну, пойдут, куда-нибудь… может, петь будут… в казино, каком-нибудь…
- В каком? – спросил Максим, повернувшись к Алле Бо®исовне.
- Что – в каком? – не поняла Алла Бо®исовна.
- В каком казино они будут петь? – уточнил Максим.
- Я почем знаю, - отмахнулась Алла Бо®исовна, - А тебе зачем?
- Я тоже хочу, - сказал Максим.
- Что ты хочешь? – не поняла Алла Бо®исовна.
- Ну, как этот… - Максим показал на экран, - Как педофил. Поматросить.
- Максим! – Алла Бо®исовна покраснела, - Что ты такое говоришь-то! Я ну марш в детскую! Ты уроки сделал?!
- Какие уроки, Алла? – обиделся Максим, - Я школу давно закончил.
- Непохоже! – вскричала Алла Бо®исовна и привстала с кресла, - Ведешь себя как маленький ребенок. Марш в детскую, кому сказала!
Максим обиженно надул губки и ускакал из гостиной.
Алла Бо®исовна посмотрела ему вслед, улыбнулась и покачала головой.

Вторник, 2 марта 2004 г., 14:47:05

В Москве не проходил туман. В горах Дагестана убили полевого командира. Алла Бо®исовна Пугачева сидела дома и слушала альбом группы "Любовные истории".
- Ну надо же, - говорила Алла Бо®исовна в пустоту, - Все молоденькие… сладенькие… со всех сторон обложили… виагры блестят…
Алла Бо®исовна встала с кресла и подошла к зеркалу.
- Великая комическая старуха, - произнесла Алла Бо®исовна, вспомнив какую-то неприятную статью в "Известиях", - То-то и оно, что комическая.
Алла Бо®исовна вздохнула и попыталась изобразить Катю Лель.
- Попробуй джага-джага, - пропела Алла Бо®исовна и сделала руками характерное движение, - Тьфу, гадость какая…
Зазвонил телефон. Алла Бо®исовна сняла трубку.
- Алла, - сказала Алла Бо®исовна недовольным голосом.
- Дорогая, - раздался в трубке голос Филиппа Бедросовича Киркорова. Голос был странным.
- Что еще случилось? – удивилась Алла Бо®исовна.
- Алла, нас выселяют, - испуганно сказал Филипп Бедросович.
- Как это – выселяют? – ничего не поняла Алла Бо®исовна, - Кто? Куда?
- Не знаю, - сказал Филипп Бедросович, - Ходят такие слухи, что всех артистов выселяют из Москвы.
- Почему? – Алла Бо®исовна продолжала ничего не понимать.
- Говорят – потому что надоели, - всхлипнул Филипп Бедросович, - Понимаешь? Мы им надоели!
- Да кому им-то? – удивилась Алла Бо®исовна, - Ты пил что ли?
- Кому надо тому и надоели! – почти кричал Филипп Бедросович, - Не пил я ничего! Все в ужасе! В деревню какую-то, говорят, поедем! На поезде!
- На поезде… - задумчиво сказала Алла Бо®исовна и положила трубку.
Потом подошла к окну. За окном был туман.
- А может оно и к лучшему… - задумчиво произнесла Алла Бо®исовна.

Четверг, 4 марта 2004 г., 17:02:17

В Москве снова пошел снег. Алла Бо®исовна Пугачева звонила своему супругу Филиппу Бедросовичу Киркорову.
- Филя, - говорила Алла Бо®исовна, - Нас обломали.
- Что такое, дорогая? – удивленно спросил Филипп Бедросович.
- Землю префект собака не отдает, - сказала Алла Бо®исовна, - Не представляется возможным. Я ему покажу, не представляется.
- Какую землю? – не понял Филипп Бедросович.
- Юннатскую, - сказал Алла Бо®исовна, - Я ж хотела, помнишь?
- Че-то помню такое, - сказал Филипп Бедросович, - А зачем она тебе?
- Ну, как зачем? – воскликнула Алла Бо®исовна, - А че она просто так там лежит?
- Кто? – снова не понял Филипп Бедросович.
- Да земля эта! – Алла Бо®исовна начала сердиться, - Там дети морковку сажают, а можно было бы дом построить. Денег заработать.
- А дети? – удивился Филипп Бедросович.
- Да при чем тут дети?! – горячилась Алла Бо®исовна, - Какая им разница, где морковку сажать – на Соколе, или в Мытищах?! На балконах пусть сажают! Да и не нужно нам столько морковки-то…
- Ну… - Филипп Бедросович не знал, что сказать супруге, - Может оно, и спокойнее… ты бы с чипсами сначала закончила, прежде чем дома строить-то.
- Тьфу! – воскликнула Алла Бо®исовна и бросила трубку.

Вторник, 23 марта 2004 г., 11:14:14

В Израиле ракетой застрелили шейха. В Москве светило яркое солнце. Алла Бо®исовна Пугачева сидела за своим домашним компьютером перед веб-браузером с сайтом http://alla.borisovna.ru и методично нажимала refresh.
- Ну, давай, давай, - умоляла Алла Бо®исовна, - Ну чего же ты ничего не пишешь-то? Уже столько событий разных произошло, специально для тебя старались.… И Настька не поехала на Евровидение, и… и что там еще? Тьфу, все позабыла с этой Настькой, такой устроила тут плач Ярославны…
Алла Бо®исовна встала из-за стола, подошла к бару и налила себе водочки.
- Будут перемены, - пробормотала Алла Бо®исовна, выдохнула воздух и махнула стопочку, - Ох будут перемены…
Алла Бо®исовна посмотрела в окно.
За окном гряли перемены.
"Слово-то какое-то кривое – гряли" – подумала Алла Бо®исовна и налила себе еще водочки.

Среда, 24 марта 2004 г., 15:40:40

Сияло яркое солнце. Алла Бо®исовна Пугачева вынесла на террасу самовар. Филипп Бедросович Киркоров колол дрова.
- Филя, - позвала Алла Бо®исовна, - Иди чай пить.
- Ща, дорогая, - отвечал Филипп Бедросович, - Вот только доколю.
- Потом доколешь,- сказала Алла Бо®исовна, - Да и вообще, не пристало тебе дрова колоть. Пальцы береги.
- Пальцы-то че, - удивился Филипп Бедросович, устанавливая полено на чурбан, - Я ж не пальцами работаю. Я певец.
Филипп Бедросович прицелился и с размаху опустил топор на полено. Полено хрустнуло.
- Настоящий артист работает всеми частями тела, - назидательно сказала Алла Бо®исовна, - И пальцами в первую очередь.
Алла Бо®исовна поставила чайную чашечку к самовару и повернула кружевной крантик. Филипп Бедросович снова вонзил топор в полено.
- А будешь все время дрова колоть, - сказала Алла Бо®исовна, наливая чай в блюдечко, - Станешь как Буйнов.
- Почему как Буйнов? – удивился Филипп Бедросович и даже перестал колоть дрова.
- Потому что, - сказала Алла Бо®исовна, поднося блюдечко к губам и шумно дуя на горячий чай, - Потому что Буйнов выглядит как дровосек. Железный.
Филипп Бедросович удивленно посмотрел на супругу.
Алла Бо®исовна покраснела.

Пятница, 26 марта 2004 г., 15:35:10

В Москве собирался дождь. Планеты выстроились в одну линию. Алла Бо®исовна Пугачева варила щи.
- Я мечтаю о тебе, муся мой, - напевала Алла Бо®исовна, - Десятый день подряд… я вся во вкусе… м… типа, сгораю и все такоэ… черт, соли надо добавить…
Вдруг зазвонил телефон. Алла Бо®исовна вытерла руки о передник и сняла трубку.
- Алла, - веско сказала Алла Бо®исовна.
- Дорогая, - раздался в трубке голос Филиппа Бедросовича Киркорова, - Ты слышала – говорят, что у Энрике Иглесиаса очень маленький пенис.
- Ты чего?! – удивленно спросила Алла Бо®исовна, - Совсем сдурел, что ли?!
- В смысле? – не понял Филипп Бедросович.
- Чего это тебя пенис Энрике Иглесиаса заинтересовал? – спросила Алла Бо®исовна.
- Ну так ведь событие, - нерешительно ответил Филипп Бедросович, - В газетах пишут…
- А кто сказал-то? – заинтересованно спросила Алла Бо®исовна, - Ну, что маленький…
- Да сам он и говорит, - объяснил Филипп Бедросович.
- Кто – сам?! – удивилась Алла Бо®исовна, - Пенис?!
- Да какой пенис! – воскликнул Филипп Бедросович, - Энрике сам. В интервью каком-то так и сказал: маленький у меня, типа, пенис. Может быть самый маленький в мире.
- От то-то и оно, что самый! – сказала Алла Бо®исовна, - Вот ты – самый высокий певец в стране. Это типа круто. Но если бы ты был бы самый маленький певец в стране – это было бы не менее круто. Понимаешь?
- Понимаю, - сказал Филипп Бедросович, - Самый маленький в мире пенис – не менее круто, чем самый большой в мире пенис.
- Молодец, - похвалила Алла Бо®исовна, - Быстро схватываешь.
- Но знаешь, - задумчиво сказал Филипп Бедросович, - Пишут, что продажи у него все равно упадут.
- Другим наука, - заметила Алла Бо®исовна, - Не будут болтать не пойми что…
Супруги замолчали.
- Дорогая? – спросил Филипп Бедросович через полминуты.
- Да? – ответила Алла Бо®исовна.
- Ты о чем сейчас думаешь? – спросил Филипп Бедросович.
- О чем… - задумчиво сказала Алла Бо®исовна, - Наверняка о том же, о чем и ты…
Супруги снова замолчали.
Через несколько секунд Алла Бо®исовна хихикнула. Вслед за ней хихикнул и Филипп Бедросович.
- А Алсу-то не знала! – хором выпалили супруги и рассмеялись.

Вторник, 30 марта 2004 г., 15:17:12

В Москву пришла весна. Михаил Борисович Ходорковский написал письмо. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в своей гостиной за белоснежным роялем и наигрывала веселую песню:
- А я знаю, знаю, знаю, - пела Алла Бо®исовна, тарабаня по клавишам, - Что у нее душа плотская… А я шикарная… Да я не Стоцкая...
В гостиную заглянула недоуменная телохранительница Аллы Бо®исовны Ольга.
- Она такая, никакая, никакая, - ритмично двигала головой Алла Бо®исовна, глядя в потолок, - Ну что ты в ней нашел? А я такая растакая растакая… Но мой поезд ушел!!!
- По тундре, - вдруг встряла Ольга низким, хриплым голосом, - По железной доро-о-о-оге!!..
Алла Бо®исовна с грохотом захлопнула крышку рояля и повернулась к телохранительнице.
- Ну сколько тебе говорить! – закричала Алла Бо®исовна, - В моем доме чтоб не петь!!! Что непонятно?!
- Да ладно, ладно, - смутилась Ольга, - Кто ж поет-то? Только орут все…
Ольга скрылась за дверным проемом. Алла Бо®исовна встала из-за рояля, одернула халат.
- Водки принеси! – крикнула Алла Бо®исовна вдогонку Ольге, - Первое апреля скоро… отметить надо…
В коридоре что-то с грохотом упало.

Среда, 7 апреля 2004 г., 13:48:01

В Москве заседали присяжные. В Литве сняли президента. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в своей гостиной на полу и пересчитывала заработанные во время украинских гастролей деньги.
- Это мне, - раскладывала Алла Бо®исовна в разные кучки, - Это Филе с Настькой за перформанс, это Оле на новый пистолет… это Максимушке… ну, просто так… это снова мне.
Самая большая кучка была у Аллы Бо®исовны. Вторая по размеру – у Максима Галкина. У Ольги было только на пистолет, а у Филиппа Бедросовича и Анастасии Стоцкой лежали две монетки по двадцать пять центов.
- Надо все делить по-справедливости, - рассуждала Алла Бо®исовна, - Они и на пятьдесят центов не наработали. Ладно я аккуратно вставила в свою песню про Настьку. А она что сделала? Насочиняла какое-то бредовое совершенно стихотворение… журналисты и те не все поверили… так что хватит им и одной монетки.
Алла Бо®исовна забрала одну монетку и переложила ее в свою кучку.
- Заодно и посмотрим, как они делить будут, - Алла Бо®исовна весело рассмеялась.
Жизнь налаживалась.

Четверг, 15 апреля 2004 г., 11:39:35

В Москве собирался дождь. В Ираке казнили заложников. Алла Бо®исовна Пугачева сидела в будуаре перед зеркалом и взъерошивала волосы.
- Дорогая, - раздался крик Филиппа Бедросовича Киркорова, - У нас тут в календаре записано а и ю. Это че?
Алла Бо®исовна грустно вздохнула.
- Юбилей это, глупый мой коротышка, - сказала Алла Бо®исовна и нанесла себе на щеки яркие румяна.
- Юбилей? – удивленно переспросил Филипп Бедросович, - Чей?
- Догадайся с трех раз, - начиная сердиться, сказала Алла Бо®исовна.
- Да че с трех-то! – воскликнул Филипп Бедросович, - Я тут уже полчаса стою гадаю, раз восемьдесят пытался…
- И знаешь, почему так? – спросила Алла Бо®исовна.
- Почему? – с интересом спросил Филипп Бедросович.
- Потому, что ты тупой, - обиженно сказала Алла Бо®исовна, - Мы живем вместе уже столько лет, а ты до сих пор не знаешь, сколько мне лет!!!
- А сколько тебе лет? – удивленно спросил Филипп Бедросович, - Хотя нет, не говори! Не хочу знать!
- Понимаю тебя, - пробормотала Алла Бо®исовна, накладывая себе тени, - Я, честно говоря, тоже этого не хочу знать…

Понедельник, 26 апреля 2004 г., 12:00:33

Однажды ночью в дверь дома Аллы Бо®исовны Пугачевой и Филиппа Бедросовича Киркорова громко постучали. С трудом найдя тапочки, чертыхаясь и светя свечкой, Алла Бо®исовна прошлепала в коридор и крикнула:
- Кто?
- Кто надо, - нагло ответили из-за двери.
Алла Бо®исовна шмыгнула носом, подошла к двери спальни своей телохранительницы и пнула ее ногой:
- Оля, поднимайся, - сказала Алла Бо®исовна, - Фанаты пришли, отогнать надо…
Телохранительница Аллы Бо®исовны, чертыхаясь и путаясь в ночной рубашке, выглянула из спальни, сжимая в руке большой черный пистолет.
- Ну че ночью-то приперлись? – недоуменно спросила она и пошла к двери, - Че надо? Валите отсюда, щас милицию вызову!
- Мамаша, - произнес из-за двери грубый голос, - Мы и есть милиция. Открывай, а не то ломать будем.
- Чё?! – набычилась Ольга и отперла замок. Дверь резко распахнулась и попала точно в переносицу телохранительницы, которая от неожиданности ойкнула и отлетела в сторону. Коридор быстро заполнился огромными людьми в черных масках с автоматами в руках. Алла Бо®исовна смотрела на происходящее широко раскрытыми глазами. Из своей комнаты выглянул Максим Галкин.
- Ух ты! – воскликнул Максим, - Круто! Это че, из налоговой?!
- Марш в постель! – рявкнула Алла Бо®исовна, захлопнула двери спальни Максима Галкина и обратилась к вошедшим - Вы че, вообще?! Я народная артистка СССР!
- Вот в СССР и поедешь, - прошипел пробравшийся сквозь толпу огромных людей плюгавый мужичонка с потертым портфелем в руках, - У меня предписание.
- Какое еще предписание? – не поняла Алла Бо®исовна.
В холле появился собравшийся на кухню Филипп Бедросович Киркоров.
- Это что это у нас тут? – добродушно спросил Филипп Бедросович, глядя на вошедших, - Никаких автографов, ребята, поимейте совесть…
"Киркоров", - пронеслось по толпе людей в черных масках, - "Сам!"
Филипп Бедросович недовольно покачал головой и скрылся на кухне. Хлопнула дверца холодильника.
Алла Бо®исовна продолжала недоуменно смотреть на плюгавого мужчинку. Тот достал из портфеля листок бумаги и протянул его хозяйке. Алла Бо®исовна брезгливо взяла листок в руке и в дрожащем пламени свечи прочитала его.
- Мамочки… - прошептала Алла Бо®исовна, - Да что ж это…
- Собирайтесь, - коротко бросил плюгавый мужичонка. Алла Бо®исовна растерянно оглянулась. Филипп Бедросович стоял в дверях кухни и пил из пакета кефир.

Вторник, 27 апреля 2004 г., 13:05:28

Большой "Мерседес" мягко подкатил к небольшому придорожному магазинчику в центре пустынной деревушки. "Съестные припасы" – было написано на красного цвета вывеске старомодными выцветшими буквами, - "Торговля водкой с 1812 года". Слева от облупленной двери магазинчика стояла вкопанная в землю деревянная лавка. На лавке сидели Владимир Владимирович Пресняков и Леонид Агутин.
- Па-а-а-а-ровозз умчицца… - пел Леонид на блюзовый манер, подыгрывая себе на треснувшей гитаре, - Пря-я-я-я-мо а границцу!...
- Вишь ты… - задумчиво произнес Владимир Владимирович, показывая пальцем на спущенное колесо "Мерседеса", - Вон какое колесо! Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву?
- Доедет, - ответил Леонид и ударил по струнам, - Пря-я-я-мо изз военкоматта!!!
- А в Казань-то, я думаю, не доедет? – спросил Владимир Владимирович.
- В Казань не доедет, - уверенно кивнул Леонид Агутин, и снова ударил по струнам.
Дверца "Мерседеса" мягко хлопнула и, обойдя капот, перед лавочкой остановился крепкий мужчина в кожаной куртке.
- Братишки! – добродушно произнес мужчина, - Есть в вашей деревне шиномонтаж?
- У нас тут и шин-то нет, - не поднимая головы, сказал Владимир Владимирович, - Вон, тока при барском доме одна машина и есть. Да и ту заправлять нечем – в тройку запрягают.
- Ну елы-палы… – развел руками мужчина, - И че делать теперь?
- В город надо ехать, - снова уверенно сказал Леонид и ударил по струнам.
Мужчина поморщился.
- А где тут у вас…., - произнес он, оглядываясь, - Ну…. Автобусная остановка…
- Нету тут у нас автобусной остановки, - угрюмо сказал Владимир Владимирович, ковыряя носком рваного кеда в придорожной пыли.
- Как это нету? – удивился мужчина, - А как же вы в город ездите?
- А мы не ездим, - нагло ответил Леонид Агутин, глядя на мужчину, - Нам не положено.
- Как это – не положено? – не понял мужчина, - Зона у вас тут, что ли?
- Может, и зона, - ответил Леонид, отложил в сторону гитару, поднялся, подошел к мужчине и внимательно посмотрел ему в глаза.
- Это ты? – спросил Леонид.
- Ну… - смутился мужчина, - Ну да, я. Автограф, что ли, дать?
- Да я сам кому хошь автограф дам, - произнес Агутин, обернулся к Владимиру Владимировичу и цыкнул зубом, - Пресный, прикинь, это ж Шевчук.
Владимир Владимирович поднял глаза и посмотрел на Шевчука.
- По пятницам приезжает хлебовозка, - сказал Владимир Владимирович бесцветным голосом, - На ней и уедешь.
- Так до пятницы три дня! – воскликнул Шевчук, - У меня концерты!
- У всех когда-то были концерты, - таким же бесцветным голосом произнес Владимир Владимирович и снова уставился на носки своих кед.
Леонид Агутин ударил по струнам и заиграл рифф из песни "Smoke on the water". Владимир Владимирович Пресняков начал качать головой взад и вперед, размахивая длинными волосами.
Шевчук достал из кармана мобильный телефон, нажал на несколько кнопок и поднес трубку к уху.
- Мобила не работает… - пробормотал он, спрятал телефон в карман и растерянно оглянулся по сторонам, - бред какой-то… А гостиница-то хотя бы есть у вас?
- А то как же, - кивнул Леонид, переставая играть, - Пять звезд! Проводить?
- Проводи, - согласился Шевчук, - Послушайте, братишки, а я вас раньше нигде не мог видеть?
- Мало ли, что было раньше…- загадочно сказал Леонид Агутин, вешая гитару через плечо, - Пойдем, что ли… Только услуга платная. Тридцать шесть рублей.
Владимир Владимирович Пресняков хихикнул.
Шевчук недоуменно пожал плечами.

Среда, 28 апреля 2004 г., 13:50:44

За видавшей виды стойкой полутемного сельского кабака Лолита Милявская вытирала стаканы. Она терла их с ожесточенностью онанирующего подростка и смотрела на просвет затянутой паутиной лампочки в сорок свечей. В кабаке было пусто, лишь за одним из столиков скучали девушки из группы "Виа-Гра". Надежда красила длинные накладные ногти, Анна читала затертый до дыр глянцевый журнал, а Вера мечтала.
- Ой, девочки, - воскликнула Анна, тыча пальчиком в страницу, - Кажется, будут носить длинное и широкое!
- А вот раньше… - вздохнула Надежда, - А раньше все больше носили короткое и узкое…
- Или вообще ничего не носили, - сказала Вера, - Хорошо было…
- Заказывать будете?! – гаркнула Лолита, со стуком ставя стакан на стойку, - Место только занимаете!
- Ой, да помолчала бы уж… - ворчливо ответила Анна, прикрываясь журналом, - Не мы – так вообще б никто не ходил бы.
- Действительно, - подтвердила Надежда.
- Да ей завидно просто, - присоединилась Вера.
- Сама-то сколько до постановления за концерт брала? – крикнула из-за журнала Анна.
- Да уж побольше вашего брала! – крикнула в ответ Лолита и почему-то покраснела.
- Это сколько это побольше? – грозно спросила Анна, кладя журнал на стол.
- Ни разу в хит-параде, - пробормотала Надежда, дуя на пальцы, - А все туда же…
Дверь в заведение со скрипом отворилась и в проеме, заполненном ярким солнечным светом, появился силуэт Юрия Юлиановича Шевчука.
- Ой, девочки! – сдавленно прошептала Вера, - Мужчина!!
Все как по команде повернули головы к двери.
- Это что… - недоуменно произнес Шевчук, оглядев невзрачное помещение, - Это и есть твои пять звезд?!
Мимо Шевчука протиснулся Леонид Агутин с гитарой через плечо, прошел через зал в стойке и бухнул на нее несколько мятых бумажек.
- Пива на все, - буркнул он, как-то косо глядя на "Виа-Гру".
Лолита сгребла деньги, хмыкнула, взяла стакан и достала из-под стойки бутылку неизвестного пива.
- Считай сам, - сказал Агутин, - Одна за стойкой. Три за столом сидят. Уже четыре.
- Чего четыре? – не понял Шевчук.
- Звезды четыре, понятное дело, - пояснил Агутин.
- Звезды? – удивленно спросил Шевчук, входя в помещение и оглядывая девушек, - Ну надо же… А пятая тогда где?
- Понятно, где, - сказал Агутин, внимательно смотря, как Лолита переливает пиво из бутылки в стакан, - Пятая – это я.
Шевчук удивленно посмотрел на Агутина.
- Звезды, значит… - пробормотал он, - Альфы центавра…
Анна стремительно встала из-за стола и подскочила к Шевчуку.
- Мужчина, - спросила она, - А вы сами-то откуда будете?
- Из Питера я, – с достоинством ответил Шевчук и весь подобрался.
Анна повернулась к подружкам и разочарованно протянула:
- Из Пи-и-итера… Хорошо хоть не из Минска…
- Это чем вам Питер-то не угодил? – напрягся Шевчук, - Уж получше этой дыры-то! Даже автобусы не ходят…
- Я, мужчина, приехала из Киева, - звонко ответила Анна, снова поворачиваясь к Шевчуку, - Матери городов русских. Впрочем, теперь это уже неважно. Вы к нам надолго?
- До пятницы, - ответил Шевчук, - Пока не приедет эта ваша… как ее… хлебовозка.
- До пятницы! – ахнула Вера.
- Будет чем заняться на досуге, - сказала Надежда, любуясь своими длинными ногтями.
- Между прочим, - встрял Агутин, отхлебывая из стакана пиво, - На Мерседесе приехал.
- На Мерседесе! – ахнула Вера.
- А по мне так, - мурлыкнула Анна, приобнимая Шевчука за талию, - Хоть и на розовом хаммере…
- Четыре шампанского, пожалуйста! – громко сказал Шевчук, заинтересованно глядя на Анну.
- Шампанского нету! – зло ответила Лолита.
- А что есть? – спросил Шевчук через плечо, увлекая Анну к столу.
- Пиво есть, - еще более зло ответила Лолита, - И водка.
- Тогда четыре пива! – щелкнул пальцами правой руки Шевчук, левой отодвигая стул для Анны, - И четыре водки!
Лолита плюнула, отвернулась, достала из-под стойки бутылку неизвестной водки и со стуком поставила ее на оцарапанную поверхность.
Агутин ревниво дернулся.

Четверг, 29 апреля 2004 г., 14:31:21

В полутемном зале сельского кабака было пусто, лишь за одним из столиков сидели группа "Виа-Гра" с Юрием Юлиановичем Шевчуком, да по разные стороны стойки стояли Лолита Милявская и Леонид Агутин.
- Вас как зовут, мужчина? – спрашивала Надежда.
- Юра, - ответил Юрий Юлианович и покраснел.
- Юра… - мечтательно сказала Вера, - Какое красивое имя…
- И зачем вы к нам? – осадила подруг Анна, - Журналист, наверное?
- Ненавижу журналистов, - поморщился Юрий Юлианович, - Артист я. Поэт. Песни пою.
- Артист?!... – с ужасом в голосе спросила Анна, распахнув свои большие глаза, - А как же?!… Вас не коснулось постановление?!
- Какое еще постановление? – не понял Шевчук, обернулся и крикнул в направлении стойки, - Принесет нам уже кто-нибудь выпить сегодня или нет?!?!
- Какой горячий… - томно прошептала Вера.
- Юра, - сказала Надежда, вытянул на столе свои длинные пальцы со свежевыкрашенными ногтями, - А вы что, до сих пор выступаете?
- То есть, как это? – снова не понял Юрий Юлианович, - Конечно, выступаю. Вот послезавтра у меня как раз концерт должен быть. А я тут у вас застрял.
К столу подошла Лолита и злобно выставила на стол четыре граненых стакана, до половины налитых водкой, которые она держала в пальцах левой руки, и четыре кружки мутного пива, которые она держала в правой. Поставив спиртное, Лолита презрительно посмотрела на сидящих, фыркнула, повернулась спиной и пошла назад, к стойке.
- Ну, - сказал Юрий Юлианович, поднимая стакан с водкой, - За знакомство! Как вас зовут-то?
- Вера, - ответила Вера, беря свой стакан.
- Надежда, - ответила Надежда, беря свой стакан.
- Любовь? – спросил Шевчук, глядя на красавицу Анну.
- Очень смешно, - скривилась Анна, беря свой стакан, - Аней меня зовут.
Девушки и Юрий Юлианович чокнулись и немедленно выпили. Шевчук крякнул, поднес в носу рукав кожаной куртки и шумно вдохнул. Девушки ничего такого не сделали и посмотрели на мужчину с любопытством.
- Нда… - немного смущенно произнес Юрий Юлианович, отнимая от носа рукав куртки, - Крепкие девушки живут в деревне… как там…
- Фанерово, - подсказала Анна.
- Вот-вот, - выдохнул Шевчук, - Фанерово. Странное название. Тут что у вас, фанерная фабрика?
- Зрит в корень, - изрекла Надежда.
- Юра, - робко спросила Вера, - А вы что, правда даете концерты?
- А че их не давать-то? – удивился Шевчук, - Даю, ну да. Что тут такого-то?
- А как же постановление? – спросила Вера.
- Какое еще постановление? – снова не понял Шевчук.
- О высылке отдельных представителей легкого жанра, - ответила Анна, - За сто первый километр от столицы.
- Как это – высылке? – все еще не понимал Шевчук.
- Очень просто, - объяснила Надежда, - Посадили в вагон – и вывезли. Неужели вы ничего об этом не слышали?
- Нет, - ответил Шевчук, - Ничего не слышал. А вы что, тоже, что ли, артистки?
- Я сейчас обижусь, - сказала Анна.
Юрий Юлианович заволновался.
- Мы были самой популярной группой в московских казино, - рассказывала Надежда, - Почти все наши песни попадали в хит-парады. Виагра, слышали?
- Что – виагра? – помотал головой Шевчук.
- Группа "Виа-Гра", - вздохнула Анна, - Это мы.
- Группа "Виа-Гра"?! – потрясенно переспросил Юрий Юлианович, - А что же… а что же тогда показывают по телевизору?!
- Ах! – воскликнула Вера, - Нас все еще показывают по телевизору?
- Ну, сейчас не знаю… - смутился Шевчук, - А на Новый год, когда я смотрел телевизор, показывали. Припоминаю.
- Так это когда было, - вздохнула Надежда, - А после Нового года как раз нас всех и выслали. Вышло постановление, по которому всю самую рейтинговую попсу взяли, да и выгнали.
- А вы шансон поете? – спросила Анна и ущипнула Шевчука за рукав.
- Я рок пою! – гордо выпрямился Шевчук, - А почему выгнали-то?
- Ах, - в волнении воскликнула Вера, - Рок!
- Там был написано, - сказала Надежда, - "Потому что они всем надоели". Мы, то есть, всем надоели.
- И больше не нужны, - развела руками Анна.
- Ну что ж…, - произнес Юрий Юлианович, беря со стола стакан с пивом и шумно отхлебывая, - Может оно и правильно… Но интересно – против чего же я тогда сейчас борюсь?!
- А против чего вы боретесь? – заворожено спросила Вера.
- Да так…, - махнул рукой Шевчук, - Скажите, а этот… как его… Киркоров? Его тоже выслали?
- В конце улицы живет, - небрежно махнула рукой Анна.
- Олигарх, - сказала Надежда, отпивая пиво.
- Кто олигарх?! – не понял Юрий Юлианович.
- Да Бедросыч, - пояснила Надежда, - Они с Борисовной самые богатые. Ну и барствуют над нами всеми. Денег-то нет ни у кого.
- Вот именно! – поднял указательный палец Юрий Юлианович, - А были бы настоящими артистами – выступали бы!
- Перед кем?!?! – хором воскликнули девушки.
- Юра, вы не понимаете…, - терпеливо объясняла Надежда, - В этой деревне живут только попсовые артисты. Не могут же они выступать друг перед другом. Один тут у нас только есть оглашенный. Боря Моисеев. Клуб устроил…
- Боря хороший…, - ласково сказала Вера, - Он старается… Что б не скучно было…
- Выживаем тут, как можем, - подтвердила Анна, - А что вы, Юра, делаете сегодня вечером?
- Значит, говорите, в конце улицы живет…, - пробормотал Юрий Юлианович, - Ну что же, если прямо сейчас туда пойти – то к вечеру я, скорее всего, буду совершенно свободен.
Шевчук повернулся к Анне.
- Я в полном вашем распоряжении, прелестная Анна, - напыщенно сказал он и покраснел.
Анна счастливо улыбнулась. Надежда посмотрела на нее с ненавистью. Вера вздохнула.
  

Версия для печати Версия для печати
Новости
19.06.2015
РЕДКИЕ пластинки!!!

13.03.2015
Лицензионные DVD

01.03.2015
Программы Влада Листьева

16.12.2014
Игорю Крутому - 60, Нас бьют - мы летаем, Сегодня вечером

11.10.2014
ЭКСКЛЮЗИВ: Режиссерская версия фильма "Шальная молодость моя", Шоу "АРТИСТ"

Все новости подробнее...


Подписаться на новости




Голосование
  Ваш возраст?
до 20 лет
от 21 до 30 лет
от 31 до 40 лет
от 41 до 50 лет
от 51 до 60 лет
более 60 лет

 
[ Главная | Корзина | О сайте | Доставка и оплата | Прайс-лист | Регистрация | Обмен ссылками ]

Copyright © Коллекция DVD, CD, Книг, Сувениров Аллы Пугачевой . All rights reserved.